16+
Среда, 26 июня 2019
  • BRENT $ 65.84 / ₽ 4137
  • RTS1380.87
12 апреля 2019, 17:04 Право

В деле Абызова появился генерал из «колбасной» операции

Лента новостей

Экс-министр останется в «Лефортово». Предложение о залоге в 1 млрд рублей и домашнем аресте Мосгорсуд не принял. При этом Абызов с трудом вспомнил адрес своей московской квартиры

Михаил Абызов (в центре).
Михаил Абызов (в центре). Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

Мосгорсуд 12 апреля отказался перевести под домашний арест или освободить под залог в 1 млрд рублей экс-министра по делам Открытого правительства Михаила Абызова, обвиняемого в создании преступного сообщества и хищении 4 млрд рублей.

Доводы фигуранта о том, что он не имел отношения к покупке акций по завышенным ценам, суд второй инстанции не убедили. Судья Наталья Борисова предпочла поверить аргументам следователя и прокурора. Последние заявили о наличии у фигуранта недвижимости в Италии и Англии, а также о том, что адрес своей московской квартиры он даже не смог вспомнить.

Рассмотрение апелляционных жалоб защиты на решение Басманного суда от 27 марта об аресте Абызова началось со второй попытки. Первоначально слушание было запланировано на 10 апреля. Тогда журналисты прождали шесть с половиной часов, но процесс отложили: новый защитник экс-министра отправил жалобу по почте, однако она так и не дошла. Заседание 12 апреля стартовало минута в минуту. В нем Абызов участвовал с помощью телетрансляции из СИЗО «Лефортово». На подследственном уже не было любимой бейсболки, а темные волосы выглядели взъерошенными. Было видно, что к слушанию он готовился: рядом с ним на столе были разложены бумаги. «У меня реплика в прениях и заключительное слово. Как удобнее выступать?» — деловито спросил он судью. Та предложила обвиняемому выступать так, как он сочтет нужным.

Поддержать Абызова пришел экс-глава «Роснано» Леонид Меламед. Ранее поручителями за бизнесмена готовы были стать глава «Роснано» Анатолий Чубайс, бывший руководитель администрации президента Александр Волошин, бывший вице-премьер Аркадий Дворкович, зампред ВЭБа Наталья Тимакова, актриса Чулпан Хаматова и другие. Владелец же холдинга «Новапорт» и башни «Федерация» Роман Троценко предлагал залог в 1 млрд рублей.

«Неправдивая картина»

В суде второй инстанции четверо адвокатов Абызова настаивали на незаконности заключения их подзащитного под стражу. Они апеллировали к тому, что их клиенту вменяют совершение преступления в сфере предпринимательской деятельности, а арест по данной категории преступлений запрещен. В материалах же следствия отсутствуют данные, подтверждающие причастность к нему Абызова.

Предъявление экс-чиновнику обвинения по статье 210 УК РФ (создание преступного сообщества) защитники назвали «попыткой создать искусственную и неправдивую картину». «Доводы о том, что, находясь на свободе, Абызов может скрыться, не подтверждены никакими данными и носят характер необоснованного предположения», — заявил один из адвокатов экс-министра Руслан Кожура.

Другой защитник Алексей Кирсанов заметил, что его клиенту вменяется ненасильственное преступление экономической направленности. «В этой связи избрание такой меры пресечения, как арест, может быть расценено как оказание на него давления», — сказал он.

По версии следствия, в 2012-2014 годах Абызов, являясь бенефициарным владельцем нескольких офшорных компаний, создал и возглавил преступное сообщество. Вместе с соучастниками Абызов обманул акционеров ОАО «Сибирская энергетическая компания» (СИБЭКО) и ОАО «Региональные электрические сети» (РЭС), занимавшихся в Новосибирской области и Алтайском крае производством и передачей электроэнергии. Он убедил их в необходимости проведения сделки, в результате которой структуры Абызова продали им акции четырех других компаний по завышенной более чем в 21 раз цене. Ущерб следствие оценило в 4 млрд рублей, предъявив Абызову обвинение в создании преступного сообщества и мошенничестве в особо крупном размере (ч. 3 ст. 210 и ч. 4 ст. 210 УК РФ).

По тому же делу в СИЗО заключили еще пятерых человек: гендиректора «Ру-Ком» Николая Степанова, бывшего генерального директора СИБЭКО Александра Пелипасова, гендиректора РЭС Сергея Ильичева, директора по экономике и финансам ЭСМ Галину Фрайденберг и члена совета директоров СИБЭКО Максима Русакова.

Впрочем, по мнению защиты, следствие неверно рассчитало ущерб, незаконно вменив фигурантам мошенничество в особо крупном размере, ведь доли миноритариев исчисляются тысячами рублей. Они не достигают особо крупного размера, который начинается от 1,5 млн рублей. «В деле есть протокол о наложении ареста на имущество. В соответствии с ним принадлежащее Абызову имущество было арестовано и передано на ответственное хранение ему же. Большую абсурдность и представить невозможно. Каким образом он может заботиться о сохранности имущества, находясь в СИЗО?» — возмутился Алексей Кирсанов.

Генерал из «колбасного» дела

Другой адвокат Абызова Александр Вершинин отметил, что дело было возбуждено с нарушением закона. По словам защитника, поводом для его возбуждения послужил рапорт об обнаружении признаков преступления и материалы процессуальной проверки за подписью заместителя руководителя Службы экономической безопасности, начальника управления «К» ФСБ РФ Ивана Ткачева (в свое время он руководил «колбасной» операцией в деле экс-министра Алексея Улюкаева. — Business FM). Ткачев обратился напрямую к заместителю председателя СК генерал-майору юстиции Ростиславу Рассохову, минуя председателя СК Александра Бастрыкина и его заместителей, отметил защитник.

По мнению адвоката, направив материалы сразу Рассохову, Ткачев безапелляционно определил, что дело должно расследовать Главное следственное управления СК, хотя, по мнению защитника, оно должно было попасть следователям МВД или ФСБ. Расследовать же его должны были в Новосибирске, где, по версии следствия, было окончено преступление, а также проживает большинство свидетелей. «То есть не только возбуждение дела было незаконным. Попрано было все. ФСБ пришла и все «взяла под козырек». Фактически пришли и «на кухне» договорились закрыть Абызова в «своем», Басманном, суде», — негодовал защитник.

Сам Михаил Абызов заявил, что просто не мог совершить инкриминируемое ему преступление. «В этот период я находился на госслужбе в правительстве РФ, и все принадлежавшие мне активы были переданы до 2018 года в доверительное управление», — сказал Абызов. Он уточнил, что заключал договор с компанией «Резерв», в период работы на госслужбе неоднократно подавал декларации, а правоохранительные органы их проверяли. «Ни разу не был выявлен конфликт интересов. На основании чего следствие делает вывод, что активы были переданы мной в доверительное управление фиктивно?» — задал он следователю вопрос, но тот не ответил. Абызов уверял, что не занимался коммерческой деятельностью и не давал указаний о покупке СИБЭКО и РЭС акций по завышенным ценам. «Я вообще лишь вчера ознакомился с сутью сделок», — утверждал экс-министр.

Абызов отметил, что работает в области энергетики более 25 лет и не может согласиться с выводами следствия о том, что своими действиями создал угрозу для энергетики Новосибирской области и Алтайского края. «Мне вменяют, что я, будучи министром, возглавлял организованную преступную группировку. Мне непонятно, как это возможно: работать в правительстве, получать госнаграды и возглавлять преступную группировку!» — негодовал обвиняемый.

По его словам, три миноритарных акционера, которые признаны по делу потерпевшими, никогда не обращались в компанию, чтобы «урегулировать интересы». Стоимость же приобретаемых активов определила международная аудиторская компания Deloitte. Абызов просил отпустить его под домашний арест, заметив, что на его иждивении находятся трое несовершеннолетних детей и 85-летняя мать.

Недвижимость за рубежом и спрятанные паспорта

Однако против удовлетворения жалоб защиты выступили прокурор Анна Потычко и следователь Сергей Степанов. Так, представитель СК заявил, что, находясь на свободе, Абызов может скрыться, использовав свои связи и значительные денежные средства, а также принять меры к уничтожению доказательств, которые еще в полной мере не собраны.

Степанов добавил, что у обвиняемого есть недвижимость в Италии и Великобритании, а его загранпаспорта («по всей видимости, с открытыми визами») не найдены. «Он контролирует огромное количество офшоров за рубежом, у него имеются бизнес-активы в России и за границей, а перед задержанием он планировал вылететь в Белград», — сказал следователь, отметив, что дети Абызова (экс-министр разведен) проживают в Америке. При этом он подчеркнул, что в основе преступления лежит не предпринимательская деятельность, а желание личного обогащения.

С ним была солидарна прокурор Анна Потычко. В частности, она заметила, что Абызов в суде не мог вспомнить точный адрес своей московской квартиры, куда просил перевести его под домашний арест. «Следствие даже не могло провести обыск, так как у него отсутствуют ключи и там проживают иные лица», — сказала представитель надзорного ведомства, выразив уверенность в том, что сумма залога в 1 млрд рублей не способна обеспечить надлежащее поведение обвиняемого, как и домашний арест.

В итоге, взвесив доводы сторон, судья Наталья Борисова оставила решение районной инстанции без изменения, а апелляционные жалобы защиты — без удовлетворения. Адвокаты пообещали оспорить принятое решение в кассации.

Покидая суд, защитники рассказали, что их клиент уже освоился в «Лефортово», у него двое соседей по камере, обвиняемых по экономическим статьям. Он не унывает и будет доказывать свою невиновность.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию