16+
Понедельник, 27 мая 2024
  • BRENT $ 82.09 / ₽ 7363
  • RTS1195.58
5 марта 2024, 08:00 Недвижимость

Инклюзивная среда: город, от которого ждут безопасности и удобства

Лента новостей

Пока по десятибалльной шкале оценки инклюзивности городской среды ни один город России не добрался до высшей отметки, считают эксперты. Однако городские управленцы, работающие над повышением лояльности жителей к власти и следующие актуальным повесткам, держат тему инклюзивности в фокусе

Фото: Игорь Долгов/Фотобанк Лори

В принципе все знают, что инклюзивность городской среды — это концепция обустройства и создания пространств, удобных для всех групп пользователей, включая маломобильных граждан, людей с нарушением слуха, зрения, когнитивного состояния и так далее. Основными принципами такой среды являются доступность, безопасность и удобство.

Переходя в разговоре с BFM.ru от общего к частному, руководитель проектов консалтингового бюро Atlas Елена Трубина подчеркивает, что на основе этих простых принципов профессионалы сформировали направления и понятия, смежные с темой инклюзивности и отвечающие за разные блоки: безопасная городская среда, доступная городская среда, безбарьерная городская среда и универсальный дизайн. И ко всем этим понятиям есть определенные требования.

— Например, безбарьерная городская среда создается за счет проектирования и/или адаптации сложившегося пространства, чтобы на пути из одной локации в другую для людей не было физических и сенсорных препятствий. Физические барьеры мы все знаем: отсутствие пандусов на пешеходных переходах с тротуара на проезжую часть (камни-аппарели, бордюры и тому подобное), заездов в здание в уровень с тротуаром, цветочные кадки, установленные посередине маршрута, крутые уклоны путей. Сенсорные барьеры — это, соответственно, то, что мы слышим и видим. Раньше была распространена громкая аудиореклама из торговых точек, и большое количество пересекающихся сообщений могло создавать барьер на пути. Визуальными барьерами является яркая светодиодная и неоновая реклама с резко мигающей иллюминацией, которая может быть помехой для людей с проблемами концентрации или эпилепсией. Избыточная или хаотичная информационная навигация, то есть большое количество указателей, знаков, плохо сочетающихся между собой, становится проблемой для всех категорий пользователей.

— А требования к доступности — это что, какой-то принципиально иной набор?

— Доступной среда считается тогда, когда все горожане могут беспрепятственно перемещаться в пространстве, свободно пользоваться сервисами и услугами, а также общественным транспортом (как наземным, так и метро), иметь удобный доступ в здания и сооружения, терминалы вокзалов и аэропортов. Это достигается проектированием новых зданий с учетом универсального дизайна и мерами по повышению доступности существующих сооружений: специализированными пандусами, нулевой отметкой входа, установкой специальных лифтов и подъемников, поручней, специальных покрытий и так далее. На повышение доступности среды также работают меры по борьбе со снегом и осадками, гололедицей. Доступность среды на минимально допустимом уровне регулируется нормативно-правовой документацией по проектированию. Планка выше минимальной обозначена в рамках рекомендаций, не требующих жесткого контроля.

— Понятно. А что с требованиями по безопасности?

— Тут название говорит само за себя: речь идет о том, чтобы городская инфраструктура была организована физически безопасно, то есть без травмоопасных сценариев использования территорий. Соответственно, ментально здесь должно быть комфортно и спокойно. Такой среда должна быть абсолютно для всех без исключения, однако правила, регулирующие требования к застройке и организации пространств, не предусматривают обеспечение этой в широком плане безопасности для всех: в них учитывается принцип большинства. Поэтому мы так часто встречаем понятие «доступная и безопасная городская среда» — ведь именно доступностью эта безопасность на определенном уровне достигает нормы для большинства.

— Осталось поговорить об универсальном дизайне…

— Это подход к созданию продуктов, объектов и окружающей среды в целом, который направлен на обеспечение доступности и удобства использования для всех людей независимо от их возраста, способностей или физических особенностей: детям, взрослым и пенсионерам, инвалидам-колясочникам, людям с ограничением зрения и нейроотличиями, велосипедистам — удобно должно быть всем. Само понятие универсальности объединяет подходы к проектированию без деления на целевые аудитории, а значит, интуитивно считывается навигация, нет препятствий и ограничений. Универсальный дизайн не закреплен в рамках нормативно-правовых актов, однако при проектировании такой метод схож с проектами в консалтинге: внимательно изучаются все поведенческие сценарии и особенности, и проектируется среда, максимально адаптивная под индивидуальные потребности.

Как поясняет Елена Трубина, в первую очередь вся инфраструктура должна быть доступна круглосуточно и круглогодично. Существуют строгие регламенты или как минимум рекомендации по уровню освещенности пространств, режиму включения/выключения света, установке систем безопасности (аудио- и видеонаблюдения), организации дорожного движения (правил ГИБДД, работы светофоров, парковочных пространств) и так далее. Минимально базовый уровень строго зафиксирован в регламентах эксплуатации городских территорий.

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Для общественных пространств есть также несколько сводов правил и ГОСТов, регулирующих отдельные положения. Например, пешеходные пути должны быть безбарьерными, с шириной тротуара не менее 1,5 метра и наличием «карманов» с определенным шагом для возможности разъезда встречных пользователей. Пути необходимо делать ровными, без ям и выбоин, с шероховатой поверхностью и определенным коэффициентом сцепления подошвы с покрытием. Необходимо, чтобы у покрытий был определенный уклон, безопасный для перемещений.

Еще один пример: лестницы необходимо дублировать пандусами, лифтами или альтернативным маршрутом без перепада рельефа. Требования к пандусам тоже завизированы, их нужно строго соблюдать: ширина не менее метра, уклон 5-8%, поручни определенного сечения и определенной конфигурации, установленные в двух уровнях (700 и 900 миллиметров), завершение поручней кольцом для удобного перехвата руками. Если пандус превышает допустимую длину, его делят на несколько маршей с разворотными площадками определенных габаритов, допускающих разворот на коляске.

Фото: lana 1501/Фотобанк Лори

Входы в общественные места и общественный транспорт, спуски в метро должны маркироваться специальной тактильной плиткой. «Еще несколько лет назад в Москве был бум на применение тактильной плитки. Однако нужно понимать, что в холодном климате ей необходимо уделять дополнительное внимание, правильно эксплуатировать зимой. Применение такой плитки без дополнительного обслуживания актуально в местах под навесами, на платформах наземного метро, входах перед подземкой и остановках общественного транспорта, перед пешеходными переходами и входами в здания. Для людей с нарушением зрения в последние годы стали наиболее распространены светофоры с аудиосигналами регулирования движения, а в общественных пространствах — смарт-опоры с аудиооповещением», — продолжает приводить примеры эксперт.

Отдельные своды правил, регулирующих доступность для маломобильных граждан, есть для зданий и сооружений: нормируется ширина коридоров, где предполагается движение на колясках, требования к ширине дверных проемов, к установке пандусов, габаритам и конфигурации поручней, подъемникам, кнопкам вызова персонала на улице и внутри зданий, лифтам и прочим удобствам. Прозрачные витрины маркируются ярким контрастным знаком (желтые кружки) для повышения внимания и нивелирования травмоопасных ситуаций.

Фото: Елена Афонина/ТАСС

По наблюдениям Елены Трубиной, часть требований укоренились в сложившейся практике, часть еще требуют внимания, а есть и вовсе некие временные методы адаптации. «До сих пор существуют «слепые зоны» в доступности объектов культурного наследия, которые, с одной стороны, необходимо бережно сохранять и охранять, а с другой — обеспечивать доступность и безбарьерную среду в виде мер по расширению проемов, пересмотра геометрии и так далее. Решение и проект каждый раз согласуются в индивидуальном порядке: пандусы, подъемники, наземные лифты либо полное их отсутствие. При редевелопменте зданий ряд изменений проблемно внедрить из-за сложностей с получением разрешений и согласований различных инспекций или конструкторской документации для расширения коридоров, проемов, организации лифтов, а порой из-за общего удорожания проекта», — считает эксперт.

В целом, по оценкам собеседницы портала, с точки зрения общественного мнения мы — в процессе трансформации. На примере Москвы можно отметить, что городские управленцы, работающие над повышением лояльности жителей к власти и следующие актуальным повесткам, держат в фокусе данную тему. «Горожане привыкли к качественному и своевременному сервису, который ожидается в физической и цифровой среде. Раньше мало кто задумывался об отсутствии пандуса или регулируемого пешеходного перехода, сейчас же активно применяют сервисы «Добродел» и «Активный гражданин», где любое отклонение от заявленного качества среды фиксируется в виде жалоб и ставится на контроль балансодержателей и управленцев», — говорит Елена Трубина.

Фото: Николай Винокуров/Фотобанк Лори

Она признает, что одна часть общества осознанно относится к потребностям всех групп пользователей, другая все еще живет в старой парадигме. Но мы, безусловно, развиваемся, пространства становятся доступнее и комфортнее, появляются стандарты, рекомендации, справочники по решениям и оборудованию. «На мой взгляд, тему инклюзивности, сосуществования разных целевых аудиторий, их ощущений от сценариев жизни необходимо чаще обсуждать на профессиональном уровне, освещать «серые зоны», говорить о самых разных потребностях людей, привлекать к этим проблемам внимание молодой аудитории, и тогда мы перейдем на новый уровень организации пространства», — уверена Елена Трубина.

Если попытаться составить рейтинг инклюзивности российских городов, то по десятибалльной шкале ни один город не отмечен идеальным показателем. «Об этом свидетельствуют итоги общественных дискуссий, на которых я была ранее, и результаты обратной связи от представителей разных целевых аудиторий. Есть тройка городов-лидеров — Москва, Сочи и Казань, существуют отдельные прекрасно адаптированные пространства, удачные примеры в инфраструктуре, однако всегда находятся частные случаи, когда пандус сломался или человеку некомфортно просить сопровождения спецслужб метро и предприятий. Новые стандарты проектирования, нормы, которые вводятся, все больше учитывают аспекты инклюзивности дизайна, и архитекторы-проектировщики базовую планку потребностей выдерживают. А это значит, что со временем и города можно будет оценить по максимальной шкале», — уверена Елена Трубина.

Согласны ли с ее мнением игроки рынка недвижимости — архитекторы и девелоперы, представители консалтинговых и управляющих компаний? Что делают, чтобы созданная в их проектах среда могла не только красиво называться, но и в реальности быть инклюзивной? Считают ли достаточным законодательное регулирование в этой сфере? Об этом — в следующий раз.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию