16+
Вторник, 21 мая 2024
  • BRENT $ 83.14 / ₽ 7537
  • RTS1196.56
19 февраля 2024, 13:48 Компании

Антон Степанов, T1 Cloud: «Запрос бизнеса на IT-безопасность распространяется на облака»

Лента новостей

Эксперты рассказали про тренды российской IT-отрасли и информационную безопасность в облаке

Гендиректор T1 Cloud Антон Степанов.
Гендиректор T1 Cloud Антон Степанов. Фото: пресс-служба

Гендиректор T1 Cloud Антон Степанов и исполнительный директор Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АПКИТ) Николай Комлев рассказали об актуальных IT-трендах и информационной безопасности в облаке, а также о том, как бизнес и отраслевые объединения решают проблему нехватки IT-специалистов.

В России сейчас курс на импортозамещение в IT, на масштабную цифровую трансформацию экономики. Для этого нужны специалисты. Ощущает ли бизнес, государство кадровый голод в этой области?
Николай Комлев: Действительно, IT-кадров на протяжении последних 20 лет все время не хватает. Мы в АПКИТ (Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий) больше 15 лет проводим ежегодные исследования по потребностям в IT-кадрах. В 2010 году IT-специалисты в стране составляли только 1,5% от всех трудящихся, а в Европе — свыше 3%. Мы понимали, что для развития индустрии нужно больше, что это главный ресурс IT-отрасли, и убеждали в этом правительство. Говорили: смотрите, в Европе больше 3%, нам нужно срочно достичь этих цифр. Мы думали, что в интервале с 2020 по 2025 годы, если навалимся вместе с государством, мы этого достигнем. Достигли в прошлом году. Мы были горды, это очень высокие темпы роста, но Европа за этот срок убежала за 4,6%. И мы говорим, что теперь до 2030 года нам нужно, чтобы в стране из всех трудовых ресурсов было 4,6% IT-специалистов. Тогда нам более-менее хватит для развития цифровой экономики, для обеспечения таких компаний, как Т1.
В холдинге T1 сейчас тоже ощущают нехватку IT-специалистов?
Антон Степанов: Да, это отражается в первую очередь на скорости закрытия вакансий. Если ранее на поиск кандидатов уходило несколько недель, то сейчас это время может растягиваться на месяцы. Важно также отметить, что IT-специалисты — это очень общее название, включающее и разработчиков, и инженеров инфраструктуры, и других экспертов. Во всех сегментах присутствует дефицит, но в разной степени.
Как студенты превращаются в этих самых IT-специалистов? Чему и где их учат? Где они проходят стажировку? Что они умеют и знают после того, как получили диплом?
Николай Комлев: Опять несколько цифр. В 2023 году из колледжей были выпущены 57,5 тысячи IT-специалистов. Вузы выпустили 97,5 тысячи, цифровые кафедры — 80 тысяч. Хотел бы выделить этот новый ресурс, новый инструмент подготовки специалистов цифровые кафедры. Подготовить дополнительно IT-специалистов — это не то, что купить станки или компьютеры. Мы упираемся в естественные ограничения — в количество населения, в отсутствие или нехватку преподавателей. Мы обсуждали, где еще взять IT-специалистов, потому что другим отраслям экономики тоже нужны специалисты, — мы же у них тоже частично перетягивали. Идея цифровых кафедр родилась на одной из ежегодных конференций «Преподавание IT в России». Суть ее в подготовке дополнительных IT-специалистов среди студентов других направлений, других профессий. Например, это химики и биологи, которые параллельно с основным образованием получают еще и IT-образование. И еще один серьезный ресурс — это дополнительное обучение в IT-компаниях. И это тоже очень богатый ресурс. Там можно доучивать и переучивать, начиная со школьников и до предпенсионного возраста, профориентировать, повышать квалификацию, и это тоже кадровый ресурс.
Какую роль в подготовке IT-специалистов играет бизнес и как это устроено в Т1?
Антон Степанов: Когда приходит молодой специалист после университета или института, или даже еще студент, — для него существует стандартная программа стажировок, которая есть как в холдинге Т1, так и в Т1 Cloud. Другая ситуация, когда требуется найти специалиста на конкретную позицию: редкую, подразумевающую знание специализированного программного обеспечения или наличие определенных навыков, опыта работы. У нас в холдинге есть Т1 Цифровая академия — наша образовательная структура, которая организовала процесс экспертной подготовки кадров и сейчас выступает своего рода каналом найма. В академии уже опытные специалисты проходят определенную подготовку для того, чтобы занять конкретную позицию. То есть при найме не отсеиваем кандидатов по принципу «не знаешь — не подходишь». Те редкие компетенции, которых им не хватает, но требуются нам, мы помогаем получить. В итоге процент тех, кому мы выдали оферы при поиске человека на определенную позицию, вырос с 0,5% до 23%. Без дополнительного обучения мы бы только эти 0,5% из всех кандидатов и смогли нанять: тех, кто строго соответствуют требуемой позиции. Но тогда бы только усугубили дефицит IT-специалистов. Изначально мы, как и любая другая компания, заинтересованы в развитии сотрудников и занимаемся этим. То есть создаем возможности для роста внутри холдинга. Со временем оказалось, что эта стратегия востребована и на рынке, поэтому наша Цифровая академия теперь предлагает услуги по подготовке специалистов и другим компаниям.
Как в АПКИТ относятся к тому, что специалистов IT-компании теперь готовят сами для себя?
Николай Комлев: Мы собрали на рынке всех крупных игроков, плюс институты развития, такие как Иннополис, Сколково, с целью обсудить гармонизацию дополнительного образования, сертификации специалистов. Допустим, человека научили языкам Java или Python в Т1 или где-то еще, а насколько сопоставимы эти уровни? Мы задумались о гармонизации, о том, чтобы был некий банк данных, чтобы в любом регионе специалист, который хочет изучить дополнительный язык или новые технологии, мог найти это здесь и сейчас, чтобы работодатель мог лучше ориентироваться в компетенциях соискателей. В эпоху быстрой смены технологий человеку важно попробовать за какой-то короткий период времени научиться новому, востребованному. И чтобы потом полученный им сертификат или диплом признавали в сообществе.
Может ли снизить остроту проблемы IT-аутсорсинг и облачные сервисы? И почему другие компании переводят в облака свою IT-инфраструктуру?
Антон Степанов: Отдавать IT на аутсорсинг или нет — это вопрос стратегии конкретной компании. Ответ на него зависит от задач бизнеса. Готова ли организация сама развивать цифровую инфраструктуру, инвестировать в нее деньги, или же концентрируется на развитии своего целевого направления деятельности. Сейчас все больше и больше компаний смотрят на то, чтобы заниматься именно профильной деловой активностью. При этом они не тратят ресурсы на покупку оборудования, на поиск специалистов, с которыми сейчас есть определенные сложности. Конечно, влияет и ситуация с переходом к технологическому суверенитету. Для ряда компаний важно, чтобы их системы работали именно на импортозамещенном стеке. Подспорьем тут могут стать провайдеры облачной инфраструктуры, у которых она уже находится в статусе импортозамещенной. Обращаясь к ним, заказчик может решить задачу перехода на отечественную IT-платформу, причем комплексно, преодолеть кадровый дефицит и повысить уровень защищенности своего IT-ландшафта.
Исполнительный директор АПКИТ Николай Комлев. Фото: пресс-служба
Облака — это хорошо и прекрасно, когда они работают. Но если вдруг что-то сломалось, то компания остается без IT-инфраструктуры. А как мы знаем, в последние полтора-два года атаки на наши системы участились. Как в связи с этим увеличились требования к надежности, к отказоустойчивости IT-инфраструктур, в том числе облачных? И что делают российские облачные провайдеры, чтобы все всегда работало?
Антон Степанов: Концепция любого облачного сервиса заключается в том, что он должен быть надежным и безотказным. Это базовый принцип предоставления услуги, или SLA (соглашения об уровне сервиса). Конечно, сбои в инфраструктуре могут произойти всегда. И первостепенным становится вопрос защищенности данных и оперативного восстановления систем. Кстати, многие зрелые компании понимают, как соблюсти отказоустойчивость при размещении своих IT-систем. Мы также всегда оказываем консалтинговые услуги и помогаем безболезненно перейти в облако. Среди этих рекомендаций — размещение данных и приложений в нескольких дата-центрах, выстраивание определенной схемы отказоустойчивости с дублирующими элементами. Да, это недешево, но эти инвестиции — защита от финансовых и репутационных потерь. Подчеркну, что хотя бизнес готов к определенному количеству простоев некритичных сервисов, он хочет полного соответствия регуляторным требованиям в области безопасности.
Мы изначально выстраивали свою инфраструктуру так, чтобы она соответствовала наивысшим уровням защищенности, аттестовали ее во ФСТЭК и ФСБ, привели в соответствие с требованиями ФЗ-152 и ФЗ-187 по наивысшему уровню защиты и российскому стандарту ГОСТ Р 57580.1-2017. Это позволяет нам работать с компаниями из разных отраслей, в том числе из тех, к которым предъявляются особые требования, и это расширяет возможности использования облака для наших клиентов: они могут спокойно размещать субъекты КИИ, автоматизированные банковские системы и персональные данные. Мы видим готовность и желание бизнеса передавать часть IT-функций на аутсорсинг и, со своей стороны, повышаем собственные компетенции, чтобы отвечать новым запросам компаний.
Если два года назад мы только говорили об импортозамещении, то теперь этот процесс идет вовсю. Как у бизнеса, как у облачных провайдеров изменились за это время продукты и сервисы, которые они предлагают? В частности, у T1 Cloud? И как вы планируете развивать вот эти вот услуги и сервисы в ближайшем будущем?
Антон Степанов: Мы занимались импортозамещением еще тогда, когда это не было в тренде. Существующая сегодня облачная платформа — это наш собственный продукт. Для создания продуктов и сервисов внутри облака мы используем решения на базе технологий открытого кода, которые встраиваем в нашу экосистему. Расширяется партнерство с другими разработчиками, что позволяет кратно увеличивать количество предлагаемых сервисов.
Что сейчас наиболее востребовано у тех, кто переходит в облако?
Антон Степанов: Наиболее востребованными услугами можно назвать предоставление виртуальных вычислительных мощностей, так называемый IaaS (инфраструктура как сервис). Все большую популярность приобретают услуги SECaaS (безопасность как сервис). К нам начали обращаться компании с тем, чтобы мы помогли им с обеспечением безопасности информационных систем и ресурсов, проявляют интерес к сервисам защиты от DDoS-атак, web application firewall, например, для защиты сайтов и приложений. В ответ на это мы предлагаем целый портфель таких продуктов и сервисов и видим в этом направлении перспективу еще большего развития. Облако становится игроком на поле инфобеза.
Ну и в заключение такой вопрос: как вы видите будущее российского IT? Какие основные тренды в ближайшие годы будут определять развитие этой отрасли?
Николай Комлев: С прошлого года государство при участии бизнеса занимается формированием новой госпрограммы «Экономика данных», куда войдет интернет вещей, искусственный интеллект и так далее. Это будет важным фактором развития страны и отрасли в ближайшие несколько лет. Я бы еще выделил рестарт российской электроники. Когда-то у нас электроника была советская, мощная. Потом она съежилась. Но за последние два-три года те, кто раньше массово ввозили сюда иностранную технику, открывают заводы, начинают производить свои ноутбуки, серверы, печатные платы, то есть российскую электронику. Думаю, что сейчас, на время ускоренного импортозамещения, отечественного рынка для наших вендоров хватит, но это ненадолго. Как только российские компании заместят в стране операционные системы, СУБД, ERP, офисные, инженерные пакеты и так далее, мы упремся в проблему спроса, в ограниченный размер внутреннего рынка. Для того чтобы разработка была рентабельной, а туда вкладываются огромные средства, нужны миллионы потребителей. Ключевым вопросом будет экспорт, расширение рынка. И борьба за экспорт будет еще одним трендом.
Как в T1 Cloud и вообще в холдинге смотрят на ближайшее будущее российской IT-отрасли?
Антон Степанов: Я думаю, что уже в скором времени мы перестанем обсуждать импортозамещение и будем говорить о развитии полностью российской IT-отрасли. Рынок станет более зрелым и сможет конкурировать с мировым. Во всех сегментах, начиная от инструментов на основе технологий искусственного интеллекта, заканчивая аппаратной частью. А вот сроки достижения этой цели зависят от жизненного цикла продукта — сколько времени нужно на его разработку и масштабирование. Мы видим по компаниям и людям, что есть большое желание сделать действительно классные российские продукты и сервисы. И следующий этап — это экспансия на иностранные рынки. Сейчас, мне кажется, для этого помех нет, все в наших руках. Я имею в виду IT-специалистов, компании, государство в целом. Планы намечены, все условия есть, а дальше нужно просто реализовать.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию