16+
Суббота, 25 мая 2024
  • BRENT $ 82.09 / ₽ 7363
  • RTS1195.58
8 февраля 2024, 12:52 Компании

Как распределятся доли основных покупателей компании «Яндекс» в России?

Лента новостей

Контролирующей доли не будет ни у одного из пайщиков. Что поменяется для российских держателей бумаг нидерландской Yandex N.V.?

Фото: Evgenia Novozhenina/Reuters

Обновлено в 17:23

«Яндекс» сообщил, как распределятся доли основных покупателей компании в России. 35% получит ЗПИФ «Консорциум. Первый». Контролирующей доли не будет ни у одного из пайщиков. У нидерландского «Яндекса» больше 87% акций находились в свободном обращении. Около 11% из них принадлежат менеджерам компании и семейному трасту сооснователя Аркадия Воложа. Пока неизвестно, как «Яндекс» планирует обойтись с миноритариями.

Ранее газета «Коммерсантъ» со ссылкой на источники сообщила, что инвесторам российского «Яндекса» предстоит выкупить бумаги нидерландского Yandex N.V. у сторонних акционеров. Выкуп бумаг может пройти с дисконтом.

Всего на первом этапе разделения европейский «Яндекс» передаст российскому 68% от контрольного пакета акций. В сумме за 230 млрд рублей через юани и почти 68 млн акций Yandex N.V. По оценке участников рынка, этот объем бумаг европейской компании уже выкуплен. По мнению директора по анализу финансовых рынков и макроэкономики ИК «Восточные ворота» Александра Тимофеева, сценариев развития событий может быть несколько.

— Компания «Яндекс» — это компания с одним из самых больших free-float, то есть акции в свободной продаже. И у «Яндекса» традиционно было гораздо больше частных инвесторов, чем у любой другой российской компании. Поскольку «Яндекс» торговал всегда своими депозитарными расписками, а не оригинальными акциями, которых не существует, то и даже российские инвесторы покупали эти самые расписки двумя способами: через российские структуры, через Московскую биржу или через зарубежных брокеров в Euroclear. И кажется, что на начало всех неприятных для России событий в российском контуре находились процентов 20 от общего объема бумаг, а еще 80% находились в Euroclear. Сколько из недружественного контура Euroclear перетащили в российский контур, вопрос хороший, творческий, но кажется, что пока не подавляющую часть. Поэтому, когда мы говорим о том, что ждет инвесторов, надо разделять инвесторов даже не столько по национальному признаку или по признаку налогового резидентства, сколько по тому, где у них лежат эти бумаги. Наверное, есть три варианта развития событий. Самый лучший для всех, когда «Яндекс» по-честному предложит, независимо от того, в Euroclear ты или в НРД, поменять бумаги один к одному. Я боюсь, что его вероятность крайне небольшая. Вариант действий № 2, в котором российским инвесторам, которые находятся внутри НРД, предложат обмен, а зарубежным инвесторам, даже если они россияне, но находятся в Euroclear, предложат некоторую денежную компенсацию, которая явно будет гораздо меньше, чем текущая стоимость акций. Третий вариант, когда и российским, и зарубежным инвесторам предложат замещение, возможно, с коэффициентом, возможно, с правом выкупа. Оферты по однозначному обмену один к одному не будет. Я боюсь, что дискуссия сейчас идет между вторым и третьим вариантами и скорее смещается к третьему варианту.

— Эти все коэффициенты, акции действительно так подешевеют?

— Есть все риски, что они действительно подешевеют. В Euroclear акции «Яндекса» полгода назад выкупали от 11 до 13 долларов, в последнее время выкупают от 16 до 17 долларов, и иностранные инвесторы активно скупают. Поэтому прогноз, что с точки зрения крупных мажоритарных инвесторов справедливая цена выкупа лежит между 1100-1600, правдивый. И аргумент, который они будут приводить, — что сейчас очень сложно отделить тех, кто купил в Euroclear и завел в НРД дешево, от тех, кто честно держал длительное время. Поэтому да, риски негативного сценария очень высоки. На что стоит надеяться? Надеяться стоит только на ЦБ, который будет защищать все-таки права инвесторов. Даже обмен акций один к одному представляется не очень честным, потому что какой бы маленький кусок бизнеса ни оставили голландской компании, российский «Яндекс» будет компанией мельче, чем был весь бизнес до разделения. То есть вы представляете, есть компания, из которой и так вытащили в том или ином виде почти 500 млрд рублей, ей оставили, не важно, 90% или 95% бизнеса, и мы сейчас обсуждаем, что неплохо было бы обменять акцию предыдущей целой компании к акции нового. В любом случае права акционеров уже пострадали, но будем надеяться, что дальше будет хотя бы получше.

Комментирует создатель проекта The Wall Street Pro и миноритарный акционер «Яндекса» Дмитрий Черемушкин:

— Скорее сейчас решается вопрос не сколько будет дано мелким акционерам, а как будет поделен контроль между будущим государством, новым менеджментом и крупными акционерами. И здесь не раскрываются все детали, потому что все идет в кулуарных разговорах, все это делится за закрытыми дверями.

— Эта доля консорциума известна в рынке, у инвесторов эта информация есть?

— Я не видел еще пока эту информацию. Тут важно же не кто кому, а что будет с текущими акционерами, особенно миноритарными. Потому что крупные акционеры уже сами между собой сейчас поделят это за закрытыми дверями, а что будет с мелкими, такими как физлица, которые покупали все это, их очень много. Но я думаю, с ними все будет хорошо, и тут уже не важно, сколько процентов консорциуму и так далее. Ключевой вопрос— это коэффициент конвертации акций. То есть как в будущем крупные акционеры конвертируют их в обычные акции, которые будут торговаться на Московской бирже уже на территории России. И здесь мы ждем, что все будет хорошо пока что, то есть конвертация будет — одна текущая акция, которая у нас зарегистрирована в Голландии, в зависимости от конвертации 1-1, 1-0,5. Если такая конвертация будет, все будет хорошо. Может быть, даже если аналитикам не нравится текущая оценка, то вопрос оценки через год, два, три, куда инвесторы и должны смотреть, будет существенно дороже. Поэтому сейчас даже недооценка «Яндекса», которую мы сейчас видим, во многом была связана и является до сих пор из-за того, что идут споры между одними, другими и третьими аналитиками, а сколько же по-настоящему должно все это стоить, и все это еще находится вне контура России. Как только она встанет в контуре России, вы увидите другую цену. Тут единственный момент, которого стоит опасаться, — это краткосрочная волатильность, потому что будет выходить много разных данных, и эту волатильность нужно спокойно переждать, и где-нибудь через три месяца цена нормализуется, и будет уже сделана правильная переоценка.

Менеджеры «Яндекса» после реструктуризации станут его крупнейшими совладельцами. В Фонд менеджеров войдут около 50 человек, им будет принадлежать доля в 35%. 25% отойдет структуре Александра Чачавы «Инфинити менеджмент», 15% — структуре «Аргонавт» группы «Лукойл», еще 15% — структуре Павла Прасса, и 10% доли отойдет структуре «Меридиан-сервис» Александра Рязанова. Золотая акция в новой структуре по-прежнему будет принадлежать Фонду общественных интересов.

По соглашению сторон российский «Яндекс» сможет развивать свой бизнес без каких-либо ограничений. А вот европейская компания в течение пяти лет не сможет создавать и развивать аналогичные «Яндексу» сервисы.

Yandex в Нидерландах достались дата-центр в Финляндии и четыре стартапа: это облачные технологии Nebius, технологии беспилотного вождения Avride, платформа онлайн-образования TripleTen и сервис разметки данных Toloka.

Российскому «Яндексу» переходят все остальные активы, в том числе зарубежный бизнес — сервис такси YanGo. Он работает, в частности, в Финляндии, Израиле и Норвегии. Что будет с ним? Комментирует председатель совета Фонда развития цифровой экономики Герман Клименко:

Герман КлименкоГерман Клименко председатель совета Фонда развития цифровой экономики «Пока сложно предсказать, как это будет работать, например, в Казахстане, «Яндекс Такси» работает. Я думаю, что, скорее всего, как раз все, что касается ЕврАзЭС, Китая, Азии, остается за «Яндексом». Если какие-то истории окажутся за рубежом, то там возникнет вопрос лицензирования, он сейчас, кстати, является одним из камней преткновения, потому что зарубежная компания лицензирует что-то российское — это харам, и вряд ли на это пойдут юристы, которые будут согласовывать эту сделку. А нам отдавать, допустим, весь сервис такси для продвижения где-то и лицензировать оттуда тоже не получится. Поэтому они сейчас очертили сделку, то есть, собственно говоря, я бы сказал так, что то, что сейчас было озвучено, — это не завершение сделки, это просто какой-то фрагмент, этап, где определили крайние границы и дальше двигаются уже по мере поступления. С российской компанией все предельно понятно, все осталось у нее, не вижу никаких рисков, компания будет расти, маркетплейсы будут расти, такси будет расти. В тех странах, которые будут поддерживать санкции, «Яндекса», к сожалению, не будет. Те страны, где с санкциями все нормально, там «Яндекс» будет развиваться, условно говоря, Азия к нашим услугам. Все, что касается нидерландской компании, честно говоря, сложно сказать, те сервисы, которые за ними остались, без базового «Яндекса» очень сложно бы сами жили, но живут. Мы примерно понимаем бюджет, который поступил в компанию, примерно понимаем объем инвестиций, которые этот бизнес может привлечь, это 100-200 млн долларов, об этом сейчас говорится. Можно ли на это что-то сделать в западном мире? Наверное, можно, но я подозреваю, это будут не глобальные сервисы, как типа поисковик, а это будут сервисы второго порядка».

До 31 июля нидерландская группа должна сменить название и прекратить использовать бренды «Яндекса». До конца года у нее останутся ограниченные права на использование части технологий. Собрание акционеров нидерландской Yandex N.V. назначено на 7 марта, там обсудят продажу российского актива.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию