16+
Суббота, 18 мая 2024
  • BRENT $ 84.00 / ₽ 7643
  • RTS1211.87
2 февраля 2024, 19:15 Авто
Спецпроект: Строго по делу

Гендиректор «Делимобиля»: бизнес каршеринга — это бизнес, который получает эффективность от масштаба

Лента новостей

Сколько еще сможет расти российский каршеринг, где его потолок? Что делать, если на машине после поездки оказалась царапина? И стоит ли писать в службу поддержки, если хочешь расширить географию сервиса? На эти и другие вопросы ответила Елена Бехтина, генеральный директор «Делимобиля» — первой каршеринговой фирмы в России

Елена Бехтина.
Елена Бехтина. Фото: Фото: соцсети

Все тонкости каршерингового бизнеса с Еленой Бехтиной обсудил главный редактор Business FM Илья Копелевич.

Здравствуйте. С нами Елена Бехтина, генеральный директор «Делимобиля». Официальное название компании чуть иначе звучит, но все мы знаем именно «Делимобиль», причем это первый каршеринг в России с 2015 года, существующий в этом году девять лет, пионеры рынка. Вы проводите IPO, на этой неделе идет сбор заявок, не хочу и, наверное, не нужно погружаться сейчас в его предполагаемые результаты, в прогнозы по акциям, не будем обо всем этом говорить. Но в связи с IPO, естественно, в деловой прессе публиковались и читались размышления аналитиков, которые глубоко погружались в тему. И если не погружаться глубоко, то первый вывод такой: каршеринг не золотое дно, это очень капиталоемкий бизнес, здесь автомобили, здесь огромное IT, здесь огромное юридическое обеспечение. И при этом это рынок массовый, так что брать много в среднем с одного невозможно, весь расчет на массовость. При этом все понимают, что рынок очень большой и он будет развиваться. Как бы вы сказали, какая нормальная маржинальность в среднем по России и в мире для компаний типа ваших?
Елена Бехтина: Достаточно сложно говорить. Потому что мы, с одной стороны, являемся лидером по каршерингу в России, но и лидером по каршерингу в мире. Поэтому можно сказать, что мы являемся определенными трендсеттерами, и это действительно рынок достаточно новый, быстрорастущий и обладающий огромным потенциалом. И за девять месяцев 2023 года наша чистая прибыль составила 1,4 млрд рублей, и это тот показатель, который показывает определенно четко и понятно, что наш бизнес эффективный, маржинальный и прибыльный. Что хочется отметить? Что есть еще огромный дальнейший потенциал, как маржинальность может расти и как мы можем ее улучшать, за счет чего? Первое: бизнес каршеринга — это бизнес, который получает эффективность от масштаба. Чем больше машин на дорогах, тем они ближе до клиента, и мы можем обеспечивать машины в пятиминутной доступности. Таким образом, растет потребление клиентов с каждой новой поездкой, с каждым новым месяцем. У нас, кстати, это цифры подтверждают: в среднем на второй месяц клиенты тратят у нас на 76% больше, чем в первый месяц использования, и во второй год тоже они увеличивают свое потребление и тратят у нас уже на 90% больше по сравнению с первым годом использования. Соответственно, больше машин — больше потребление, рост клиентской базы, опять возвращаемся к росту машин, эффективно. С точки зрения затратной составляющей — смотрите, как работает эффект масштаба: чем больше машин, тем меньше логистическое плечо для моек автомобилей, для заправок автомобилей и так далее. Соответственно, каждая новая заправка, каждая новая мойка, каждое новое обслуживание автомобиля за счет сокращения логистического плеча обходится нам меньше, и это еще один пример эффекта масштаба. Мы уже являемся достаточно крупным закупщиком запчастей, мы сами ремонтируем автомобили на нашей собственной инфраструктуре. Чем больше машин, тем больше объемы закупок, например запчастей, и тем больше скидки мы получаем от наших поставщиков. Или, например, мы в том числе закупаем запчасти напрямую из Китая, и это только несколько примеров, как может работать эффект масштаба на этом бизнесе. Поэтому EBITDA за последние 12 месяцев — 31%, net profit — 1,4 млрд рублей. Но это только самое начало, потому что с эффектом масштаба бизнеса, соответственно, эти показатели будут улучшаться.
Вопрос конкуренции очень важный, потому что в целом у нас четыре компании больших на рынке, есть региональные, небольшие, маленькие, но федеральные и везде представленные — это «Делимобиль», BelkaCar, которые раньше появились, независимые компании. А затем «Яндекс» и «Сити», который принадлежит «Сберу», вышли на этот рынок, и, естественно, располагая огромными ресурсами, очень быстро заполонили улицы и своими машинами и так далее. Вот как вы будете бороться с двумя такими гигантами?
Елена Бехтина: Давайте до конкурентов еще немножко поговорим про рынок. И мы, и наши конкуренты — мы все работаем, так скажем, на рынке, который является еще голубым океаном. Что это значит? Если взять общее количество машин каршеринговых и сравнить их с общим количеством личных автомобилей в России, а мы именно переключаем людей с личных автомобилей на каршеринг, то доля каршеринговых машин будет всего 0,1%. 0,1% — процент машин от личных автомобилей в России. Даже если рынок вырастет в десять раз, это всего лишь будет 1%, не какие-то значимые факторы. Есть огромный дальнейший потенциал роста, как нас, так и конкурентов, потому что места хватит всем, рынок активно растет, развивается, и он действительно огромный, обладает огромным потенциалом. Но, безусловно, у нас есть наши конкурентные преимущества, как на любом рынке, в том числе и на рынке голубого океана. Давайте я там перечислю несколько из них. Соответственно, первое, как я уже говорила, мы номер один не только по доле рынка по поездкам, но мы номер один и по размеру автопарка со значимым отрывом от конкурентов. И это очень важно для потребителей, потому что мы можем обеспечивать машину в пятиминутной доступности, и когда ты открываешь приложение, в большем количестве случаев ты можешь увидеть машину рядом, так и с точки зрения эффективности и масштаба бизнеса, про который я говорила до этого. Вторая важная составляющая — это географическая представленность. Мы присутствуем в десяти городах, у наших ближайших конкурентов таких городов сильно-сильно меньше, и мы понимаем, что это действительно важно, особенно в эпоху развития внутреннего туризма, в эпоху развития перелетов между городами. Так, порядка 20% наших клиентов совершают поездку более чем в одном городе. Третья важная составляющая — это наша операционная инфраструктура: у нас девять собственных сервисных центров, плюс уникальная разработка, уникальное ПО для обслуживания и управления автопарком. Что это нам позволяет? С одной стороны, это позволяет нам обеспечивать максимальное количество машин на дорогах, которые работают, а не ремонтируются, с другой стороны, это позволяет нам обеспечивать единые стандарты качества автомобилей для клиентов. С третьей стороны, с точки зрения эффективности бизнеса это в том числе позволяет нам быстро масштабировать бизнес, наращивать его эффективность и маржинальность. И четвертая составляющая: мы очень давно в этом бизнесе и максимально сфокусированы на каршеринге. Мы очень хорошо понимаем все запросы клиентов, мы очень хорошо понимаем, для чего и в каких случаях нужна машина. И для всего этого у нас действует адаптивная динамическая сетка тарифов, которая отвечает практически любым пользовательским сценариям.
Скажите, вот вы говорите, голубой океан, 0,1% машин, но ведь машина каршеринга ездит несравнимо больше, чем личная машина, может быть, в десятки раз, так что количество поездок, которые люди совершают на машинах каршеринга, не 0,1%. Как вы думаете, а каков предел, все-таки вряд ли люди вообще откажутся, даже в больших городах, от идеи иметь личные автомобили?
Елена Бехтина: Давайте я вам приведу цифры, которые даже не наши, а аналитиков «Б1», которые проводили исследования в 2020 и 2023 годах и опрашивали как раз людей с правами, которые ездят на своих автомобилях периодически. Они задавали им очень понятный и простой вопрос — планируете ли вы покупать личный автомобиль в ближайшем будущем или, соответственно, нет. И 3% людей в 2020 году не планировали покупать личный автомобиль в ближайшем будущем. В 2023 году эта цифра более чем в четыре раза больше, это уже 14%, то есть рост количества людей, которые отказываются от личных автомобилей, за два-три года более чем в четыре раза. И мы понимаем, что этот тренд будет расти. За счет чего? Опять же, аналитики «Б1» посчитали на одинаковой модели Hyundai Solaris стоимость владения и расходы на каршеринг. И, соответственно, получилось, что каршеринг в пять-шесть раз более выгодное средство передвижения по сравнению с личным автомобилем, если посчитать с личным автомобилем платные парковки, амортизацию, топливо, обслуживание, финансирование этого автомобиля и так далее. Даже если мы уберем из стоимости владения парковки, что тоже является достаточно большой частью, все равно каршеринг будет более чем в три раза более выгодным средством передвижения по сравнению с личным автомобилем. Поэтому мне кажется, вот эти две цифры и эти два тренда очень четко показывают, что люди отказываются от личных автомобилей и переключаются на каршеринг, почему? Потому что каршеринг является действительно намного более выгодным средством передвижения по сравнению с личным автомобилем. А с ростом размера автопарка и с обеспечением лучшего расположения машин этот тренд будет только увеличиваться.
Насчет стоимости: не подлежит ни малейшему сомнению, что с точки зрения экономии передвигаться на машинах каршеринга несравнимо дешевле, чем покупать, обслуживать, страховать, владеть автомобилем, заправлять его, естественно, оплачивать парковку. А что касается стоимости, какую роль в поддержании того уровня цен, которые есть, играет сейчас государственная поддержка? Вам же компенсируют часть стоимости, в Москве во всяком случае, Москва поддерживает каршеринг.
Елена Бехтина: Каршеринг является неотъемлемой частью транспортной экосистемы городов. Он позволяет городам разгружать транспортные потоки, позволяет увеличивать эффективность парковочных мест, а также является в целом более экологичным видом транспорта, почему? Потому что средний возраст наших автомобилей — до трех лет, они соответствуют всем экологическим стандартам, а в среднем в России возраст автомобиля личного — это 14 лет. И городские власти поддерживают развитие каршеринга, например в ряде городов, в Москве, в Казани, в Туле, у нас есть скидки на парковочные разрешения, до 90% в Москве. И эти меры поддержки в том числе развивают рынок каршеринга, Москва действительно стала рынком по каршерингу номер один в мире.
Давайте перейдем к автопарку. Значит, все мы прекрасно понимаем, что произошло на нашем авторынке, и именно каршеринг больше, чем кто бы то ни было, познакомил нас с китайским автопромом. Каков он по сравнению с Hyundai, Škoda, Volkswagen, которые активно были в каршеринге?
Елена Бехтина: Действительно, мы наращивали автопарк в 2023 году активно за счет китайских автопроизводителей. И на самом деле мы очень довольны нашим сотрудничеством. С точки зрения потребителей, с точки зрения клиентов, китайские автопроизводители действительно пользуются очень хорошей, я бы сказала, отличной популярностью. У нас уже многие марки вошли в топ-10 самых популярных марок за 2023 год с точки зрения поездок и выбора пользователей. Почему? Потому что в целом сами китайские автомобили, когда в них садишься, более модерновые, более модные по сравнению с европейскими аналогами, с одной стороны. С другой стороны, с точки зрения обслуживания мы не испытываем никаких проблем с обслуживанием этих автомобилей. И юнит-экономика по китайским автомобилям нас также радует, и она показывает хорошие показатели. Вы правы, у нас уже есть машины, которые проехали значимое количество километров, и это тренд, который уже подтвержден временем, цифрами.
Но в то же время вы начинаете продавать автомобили с пробегом ближе к 200 тысячам километров, таких среди «китайцев» вот нового поколения пока, наверное, нет, поэтому, наверное, пока еще рановато делать выводы, как вы считаете?
Елена Бехтина: Мы действительно продаем автомобили по определенному пробегу и по истечении определенного количества лет, но мы не видим, что у китайских автомобилей будут какие-то проблемы с остаточной стоимостью. Также, согласно данным, насколько я помню, «Автостата», ряд китайских автомобилей уже вошли в топ автомобилей с высокой остаточной стоимостью на российском рынке наравне со всеми предыдущими марками, такими как Volkswagen Polo и другими. Поэтому здесь также мы проблем никаких не видим.
Мы только что этой зимой пережили период очень холодной погоды, когда пользоваться автомобилем, что личным, что неличным, проблематично и опасно. Скажите, как каршеринг пережил время холодов в Москве и в Питере?
Елена Бехтина: Основная проблема холодов — это когда разряжаются аккумуляторы. Что мы сделали? Так как у нас все машины оборудованы телематикой, мы можем их удаленно запускать, удаленно включать.
То есть можно было видеть машину каршеринга, которая тарахтит, но при этом ее никто не арендовал, она просто подзаряжается, да? Это все работает автоматически?
Елена Бехтина: Это все работает не только автоматически, это еще работает на основании алгоритмов и цифр. Как это работает? Мы интегрированы с определенными программами, которые отслеживают температуру внешнюю каждого города. Соответственно, исходя из этой температуры, есть определенный алгоритм подзарядки автомобилей — например, если температура меньше минус десяти, то машина включается, я вам условно говорю, раз в несколько часов. Если больше, чем минус 20 конкретно в данном гексагоне, конкретно в данной точке города, машина подзаряжается чаще. В режиме real time телематика считывает погодные условия в каждой точке города, и работает определенный алгоритм по подзарядке аккумуляторов по включению автомобиля.
Вообще, конечно, у каршеринга здесь преимущество перед личными автомобилями, потому что они гораздо чаще ездят, чем стоят. Но ночью, тем не менее, в основном стоят, так что, наверное, эта подзарядка по ночам происходила. У вас есть уже электромобили в парке?
Елена Бехтина: Да-да, у нас есть электромобили в парке, мы тоже тестируем, как они работают с точки зрения эффективности и холодов и с точки зрения их операционного обслуживания.
Вы знаете, первый вопрос, который у меня возник, когда я увидел электрокаршеринг: «А как они заряжаются?» Что должен делать пользователь? Вот я сел, поехал, допустим, на электрокар, а у него снижается заряд. Я должен его подогнать куда-то к очень редким пока даже в Москве станциям электрозарядки или как?
Елена Бехтина: Да, с электрокарами мы подсвечиваем электрозарядки, которые на данный момент доступны в городе, и, соответственно, либо пользователь может доехать до этой электроразрядки и оставить автомобиль около нее, либо пользователь может оставить машину в любой точке города, и потом наш механик в рамках обслуживания автомобиля возьмет этот автомобиль, перегонит к зарядке и поставит его на зарядку.
А вдруг у него уже не хватит, чтобы перегнаться к зарядке? На месте-то не зарядить, бензин можно залить на месте, что и делается в каршеринге от собственного заправщика.
Елена Бехтина: Пока на месте не зарядить, но мы работаем над разными решениями в том числе и этой проблемы.
То есть это такой эксперимент пока? Мне кажется, очень сложно каршеринг на электро перевести. Если бы кругом стояли зарядки, то не было бы вопросов, а тут пользователь ездил-ездил сколько хочет, посадил до нуля, оставил машину где-нибудь вдали, и вам потом ее на эвакуаторе придется тащить. Бывают такие ситуации, вы же не можете приказать пользователю подогнать машину поближе к зарядке ближайшей?
Елена Бехтина: Мы тестируем различные варианты операционного обслуживания, как сделать это быстрее, эффективнее и так далее, и в том числе сейчас активно развивается инфраструктура, например, в Москве по электрозарядкам. Поэтому здесь мы идем в ногу со временем. А с другой стороны, мы пережили и 2020 год — ковид, и 2021 год — кризис полупроводников, и 2022-й — интересный год, и 2023 год — проблемы с GPS и так далее. Это вопрос адаптации бизнеса к новым условиям, к новым реальностям. Мы уже начали тестировать это направление и, соответственно, в целом будем готовы к разным вариантам развития событий.
Скажите, а что вас к этому подталкивает? Есть какие-то стимулы, которые вас подталкивают к тому, чтобы осваивать электрокары?
Елена Бехтина: Как лидер рынка и в России, и в мире мы в целом следим за всеми трендами, которые есть. Да, сейчас тренд на электрокары понятен, активно развивается. Поэтому мы, безусловно, следим за всеми трендами и тестируем все инновации, все нововведения, которые есть. Например, даже с теми же китайскими автопроизводителями мы начали общение еще в 2021 году, до 2022 года, и тогда что нас подталкивало? Ничего не подталкивало, просто мы видим определенные тренды на рынке, определенные векторы развития и тестируем все направления. Поэтому с китайскими автопроизводителями мы начали общаться задолго до того, как они вошли в активный обиход.
То есть это просто ваш бизнес заставляет смотреть в завтрашний день независимо от того, что сегодня это может быть еще не принято, неудобно, так я понимаю?
Елена Бехтина: Конечно, и мне кажется, это очень важная задача любого бизнеса, особенно такого прогрессивного, быстрорастущего, наращивающего свою эффективность бизнеса, как мы.
Теперь от лица пользователя вопросы. Конечно, удобно взять машину, особенно если геолокация не барахлит, но к этой реальности мы все уже потихонечку привыкли. Гораздо сложнее, если что-то с машиной произошло. Вот мы знаем и рассказывали не раз, что в течение последних лет были большие проблемы со страховкой такси, потому что они много ездят, и у них гораздо выше риск. А как у вас со страховкой? И немножко поговорим о том, в случаях тех или иных ДТП какая ответственность на водителе каршеринга. В принципе страхователи вас не колеблясь страхуют и выплачивают?
Елена Бехтина: Мы как социально ответственный бизнес очень активно работаем с сокращением количества ДТП, которые совершаются на машинах каршеринга. Как мы это делаем? У нас разработана и запущена уникальная система рейтинга водителей. На основании этой системы мы даем в режиме real time подсказки нашим пользователям, как более аккуратно водить автомобиль, для того чтобы получать лучшие цены, получать лучший рейтинг в нашем приложении. Неаккуратные водители получают хуже рейтинг и выше цену. И за счет этой системы рейтинга в 2022 году 40% наших клиентов улучшили стиль вождения, и это очень позитивно отразилось на количестве ДТП. Таким образом, это позитивно влияет на стоимость страховых полисов. Если поговорить про пользователей, то у нас, например, для пользователей есть такая опция, как подстраховка. Это может быть стопроцентная подстраховка, это может быть 50-процентная подстраховка, это специальный тариф, по которому пользователь не несет никакой ответственности в случае любого ДТП, если он берет стопроцентную подстраховку, и, соответственно, все риски берет на себя компания.
Скажите, а рейтинг водителя тоже сказывается на цене этой подстраховки? При этом он сам не может понять, как это работает, да?
Елена Бехтина: Нет, почему. Безусловно, пользователь может понять, как работает рейтинг, потому что у нас внутри рейтинга есть определенные правила, по которым он формируется. Это и стиль вождения, по которому мы показываем, где были нарушения поездки, это и количество штрафов, в том числе штрафов ПДД, и это частота поездок. То есть эта программа рейтинга позволяет обучать пользователя водить аккуратнее и работает как программа лояльности: чем чаще ты ездишь на «Делимобиле», тем больше скидку ты получаешь на следующий месяц поездки.
Скажите, а бывают случаи, когда происходят ДТП и без подстраховки, то есть исключительно в рамках ОСАГО? И тогда взыскание ложится на водителя, и это зачастую могут быть довольно крупные суммы, по которым наверняка могут возникать споры, а еще не всегда водитель просто финансово в состоянии оплатить. Такие случаи насколько играют роль в бизнесе?
Елена Бехтина: У нас для всех пользователей, которые не купили подстраховку, но по каким-либо причинам попали в ДТП, действует франшиза. Она в целом ограничивает максимальную сумму, которую пользователи нам заплатят. Все условия по этой франшизе у нас описаны в приложении, потому что она разная, исходя из марок автомобиля, исходя из класса автомобиля и так далее, но она как раз сделана для того, чтобы пользователь четко мог понять, как будет рассчитан ущерб по данному событию.
И какой максимальный ущерб, который в случае чего пользователь должен покрыть, это какая сумма?
Елена Бехтина: Франшиза зависит от каждой конкретной марки автомобиля и от класса автомобиля, а у нас в целом более 50 марок, поэтому сейчас будет сложно сказать вам, какая максимальная. Можно зайти в наше приложение и посмотреть по каждой марке автомобиля, там очень все понятно и прозрачно.
Вот я не уверен, что большинство пользователей, когда берут машину, смотрят, на какой максимальный ущерб может попасть. Зато все фотографируют какие-то мелкие дефекты на кузове, а на машинах каршеринга редко не бывает каких-то дефектов. Скажите, пожалуйста, вот человек сфотографировал машину, и к вам пришло, что есть царапина где-то на кузове, о которой предыдущий пользователь не сообщал. Вы автоматом считаете и отправляете штраф предыдущему пользователю или как это происходит вот с этими царапинами?
Елена Бехтина: У нас сейчас после каждой поездки пользователь делает фотофиксацию. В обязательном порядке. Даже если вы на начало аренды что-то не зафиксировали, у нас есть все фотографии. Дальше у нас есть алгоритм, компьютерное зрение, не побоюсь этого слова, которое анализирует все фотографии по завершении аренды. И, соответственно, мы видим все фотографии предыдущего пользователя, поэтому вы можете не переживать с точки зрения фиксации каких-то там царапин и так далее, у нас есть с четырех сторон фотографии предыдущего пользователя, вы просто делаете фотографию после своей поездки, а дальше компьютерный алгоритм, компьютерное зрение видит, были ли там повреждения или нет. А дальше это отправляется в нашу клиентскую службу, и они разбираются, если вдруг что-то пошло не так. За мелкие царапины, которые никто не фиксирует, никто не штрафует.
Хорошо. В заключение хотел бы все-таки узнать у вас, какие новые города вы планируете добавить в систему в самое ближайшее время и какие дополнительные возможности по более широкому использованию автомобилей?
Елена Бехтина: Давайте я вам расскажу, как мы выбираем города для открытия. Мы планируем открывать от трех до пяти городов ежегодно. И 2024 год не будет исключением. Как вы выбираем города для открытия? У нас есть порядка 30 факторов, по которым мы оцениваем город. Это и продолжительность дорог, и уровень пробок, и количество машин на тысячу населения, и еще много дополнительных факторов. У каждого города есть определенный рейтинг, а, как вы уже поняли, мы компания, которая ориентирована на данные и на цифры, на эффективность очень сильно. И, исходя из этого рейтинга, мы выбираем следующие города для дальнейшего открытия. С точки зрения поездок между городами у нас уже открыты очень широкие зоны по поездкам между городами, в том числе у нас есть ряд машин, которые можно взять, например, в Москве и доехать до Санкт-Петербурга и там оставить. На других автомобилях можно поехать в Санкт-Петербург и вернуться обратно или, например, по новой трассе в Казань поехать и вернуться обратно. То есть мы уже обеспечиваем такие возможности внутреннего туризма на наших автомобилях между городами и постоянно расширяем эти зоны. Как мы с этим работаем? У нас в день по сотне запросов от пользователей по расширению как зон поездок, так и зон для завершения аренды наших автомобилей. Все эти комментарии пользователей мы анализируем, и дальше в персональном режиме каждому пользователю, кто оставил такой комментарий, мы отвечаем и говорим, что зона будет открыта тогда-то, либо пока что на данный момент запросов на эту зону мало, например только один, и мы пока эту зону не открываем, но мы обязательно ее включаем в нашу статистику и аналитику. И как только наберется критическая масса людей, которым важна та или иная зона покрытия, мы эту зону открываем. И мы постоянно работаем с этим. Поэтому зоны расширяться будут — и зоны поездок, и зоны завершения аренды, и мы над этим очень плотно работаем.
И в завершение вопрос непростой. А почему в каршеринге, не только у вас, нет автомобилей, например, Lada?
Елена Бехтина: Возможно, они в ближайшем будущем появятся, не знаю. На самом деле почему нет, мы в целом работаем со всеми автопроизводителями, и с отечественными марками в том числе. Например, в 2023 году мы закупали «Москвичи», мне кажется, ни для кого не секрет, что...
Ни для кого не секрет, что «Москвич» — это JAC.
Елена Бехтина: Да, но у Lada в основном была механическая коробка передач, а у нас все-таки автоматическая коробка передач. Но мы активно ведем переговоры со всеми производителями, поэтому здесь у нас нет никаких, так скажем, предрассудков в этом направлении, для нас просто очень важна определенная комплектация автомобиля, и если автопроизводитель ее может обеспечить, мы берем и тестируем эту марку.
А мультимедийная, электронная начинка автомобилей Lada какова? Потому что ходят разговоры, чтобы и такси, и каршеринг если не заставить, то, по крайней мере, простимулировать покупать именно российские автомобили. На наши российские чисто автомобили можно установить все то программное обеспечение, там есть железо, на которое это можно поставить?
Елена Бехтина: Конечно, никаких проблем с этим нет.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию