16+
Четверг, 30 мая 2024
  • BRENT $ 83.21 / ₽ 7427
  • RTS1160.19
  • Где провести время с пользой всей семьей?

    Где провести время с пользой всей семьей?

  • Новые возможности для студентов

    Новые возможности для студентов

16 декабря 2023, 14:34 Стиль жизниКультура

Изъятую у коллекционера картину Брюллова «Христос во гробе» впервые представят в Русском музее

Лента новостей

Написанная в уникальной технике работа — единственная не подписанная автором. Коллекционер Александр Певзнер выкупил картину у православного прихода в Брюсселе и в 2003 году ввез в РФ для экспертизы. В итоге полотно изъяла ФСБ

Государственный Русский музей.
Государственный Русский музей. Фото: Александр Демьянчук/ТАСС

Обновлено в 16:48

Картину Брюллова «Христос во гробе» впервые покажут на выставке в Русском музее, которая приурочена к 225-летию художника. Полотно было изъято у коллекционера из Германии Александра Певзнера в 2003 году из-за провоза через границу без декларирования.

В 2021 году Русский музей заявил об отсутствии ограничений на демонстрацию картины, а само произведение было включено в государственную часть музейного фонда. «Христос во гробе» — единственная картина Карла Брюллова, на которой нет подписи автора. Размер полотна почти два метра на полтора. Она была написана художником в 1845 году по заказу генерал-губернатора Финляндии графа Александра Адлерберга для его домовой церкви. В работе художник использовал редкую технику, называемую транспарентом. Картина пишется на тонком холсте, который для просмотра должен подсвечиваться сзади.

После убийства императора Александра II граф, бросив службу, вернулся в Германию, привезя с собой в том числе коллекцию картин, среди которых было и полотно Брюллова. Потомки Адлерберга завещали картину православному приходу в Брюсселе. В 2002 году настоятель прихода, оказавшись в бедственном финансовом положении, продал картину коллекционерам Александру и Ирине Певзнерам за 100 тысяч евро.

Они не были уверены в ее подлинности и повезли картину на экспертизу в Русский музей в Санкт-Петербурге. Как только музей подтвердил, что это картина Брюллова, УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленобласти арестовала картину, а в отношении Александра Певзнера возбудило уголовное дело о контрабанде.

Полотно передали в Русский музей как вещдок. Как было записано в деле, «путем составления подложных таможенных деклараций» коллекционер без таможенного оформления и контроля беспрепятственно переместил полотно через границу. Стоимость «указанной картины, являющейся культурной ценностью, на тот момент составляла около 9,5 млн рублей». Спустя десять лет дело в отношении Певзнера прекратили за истечением срока давности, но картину конфисковали.

Певзнер, все это время проживавший в Германии, настаивал, что правомерно ввез полотно в Россию для реставрации. Он обращался во все российские суды, было решение вернуть ему картину, но Верховный суд это решение отменил, а Конституционный суд не принял жалобу к рассмотрению.

Во время презентации выставочных планов в Минкультуры глава Государственного Русского музея Алла Манилова назвала показ картины Брюллова «Христос во гробе» абсолютной сенсацией. «Ее впервые увидят люди. То, что мы представим ее на выставке, — это сенсация мирового значения», — сказала она.

Сколько сейчас могла бы стоить эта картина и какие вопросы остались у экспертов по поводу ее возвращения в Русский музей? Говорит директор аукционного дома ArtSale.info, искусствовед и коллекционер Константин Бабулин:

— Если бы такого качества работа попала на Sotheby’s и Christie’s в хорошие времена, до, так сказать, всех кризисов, я не удивился бы ценнику в 3-5 млн долларов. А если бы дошла до 10 млн, то тоже было бы не сильно удивительно. Внутри страны сейчас цены другие, но все равно шестизначные. Скорее всего, это бы не дошло ни до каких внутренних аукционов, было бы в какой-то частной сделке, просто нет аналогов, не с чем сравнивать. Ведь мы с вами как устанавливаем цену? Смотрим на аналогичные продажи и экстраполируем на текущие, а этого просто нет, что в свою очередь сильно добавляет к цене. А еще добавьте всю эту историю. Здесь, правда, сразу два обстоятельства могут возникнуть. Первое: не всякий скандал ведет к положительному результату. В данном случае картина продолжает оставаться все-таки спорной. Как повернется история дальше? Что будет через пять, через десять лет? Как у нас будет работать судебная система и какое она в следующий раз примет решение — это совершенно непонятно. Поэтому сейчас серьезный покупатель, я думаю, сто раз подумал бы, потому что такие покупки делаются, естественно, надолго.

— В отрасли остались сомнения насчет того, насколько справедливо эту картину изымали, обсуждалось ли это?

— Государство может сделать в принципе все, что захочет, и законы под это дело будут подтянуты — это данность. Конечно, эта история не очень красивая. То есть человек привез картину с целью разобраться…

— Открыто вез картину для экспертизы в Русский музей.

— Но ввозил он ее как картину как бы неизвестного художника, с которым надо разобраться, а вывозить ему предстояло уже картину Брюллова. Поэтому здесь знаете как — по форме правильно, а по сути издевательство. Это серьезная проблема, кстати говоря. Во многих случаях это является препятствием для попадания в РФ картин такого высокого качества. Потому что, естественно, ввезешь, а что дальше произойдет — совершенно непонятно. И узнаешь, что самое плохое, ты об этом уже в момент пересечения границы, а не как-то заранее. Ты не приготовишься к каким-то осложнениям. Если бы он ввозил как Брюллова сразу — мог возникнуть налог на вывоз. А с учетом оценки в 10 млн долларов, 10% — это миллион, то есть мог бы ввезти, а вывезти обратно — это серьезные деньги. Я думаю, это и была основная причина, почему он ввозил как неизвестного художника. С другой стороны, он реально не знал, подлинная ли работа. Абсолютно спокойная ситуация, когда кто-то приобретает картину на любом мелком или даже крупном аукционе, и если к ней нет какой-то экспертизы, мы предполагаем, что это Айвазовский, Поленов или что-нибудь в этом духе, но окончательно мы будем это знать, когда приедем сюда и здесь экспертные организации это подтвердят. Поэтому формально тоже правильно ввозить сюда как неизвестного художника.

— А нельзя ли было в каком-нибудь другом музее получить такое заключение, не в России?

— Не в России невозможно. А вот то, что именно в Русский музей он отвез, возможно, здесь и была ошибка. Конечно, есть ряд серьезных экспертных организаций, институт Грабаря, НИНЭ имени Третьякова, Центр Репина и так далее, есть московские организации, которые, безусловно, пользуются доверием рынка и так далее. Поэтому, конечно, надо было обращаться к ним, а уже эти бы организации привлекали каких-то специалистов из музеев и так далее. Тем не менее, в общем, не важно. Где бы ни находилась эта картина, если информация дошла бы до каких-то государственных структур, там бы нашли как.

В Русском музее Business FM сказали, что не все так однозначно в истории Певзнера. Там утверждают, что коллекционер точно знал, что везет Брюллова, но задекларировал стоимость картины в 900 долларов. По словам музейщиков, он вел переговоры, заявляя, что хочет продать музею эту картину, а в итоге схитрил только для того, чтобы музей провел предпродажную экспертизу.

Но, несмотря на все противоречия, сейчас полотно будет выставляться с согласия самого Певзнера, утверждает замгендиректора по научной работе Государственного Русского музея Григорий Голдовский:

— Никто не запрещал нам выставлять ее, но из этических соображений, поскольку шли какие-то разбирательства — владелец протестовал против национализации этой вещи, — ее не выставляли. Сейчас Певзнер сказал, что он не будет иметь претензий, если мы вещь выставим.

— Он давно разрешил?

— Несколько месяцев тому назад, он перезвонил мне и сказал, что не будет возражать и что озабочен только тем, чтобы реставрационные работы по этой вещи были квалифицированными и бережными.

— В отрасли, среди коллег есть какие-то сомнения в справедливости того, что происходило?

— Эта вещь по решению Верховного суда была поставлена на постоянный музейный учет, никаких других указаний на этот счет и решений не последовало, она включена в государственный музейный фонд.

— Реставрация была проведена?

— Реставрация еще не производилась. Тут вопрос сложный, требует значительной подготовки. Пока что сохранность не изменилась.

— А к выставке реставрация будет произведена?

— Нет. Никакой угрозы существованию произведения и его сохранности экспонирование не принесет. Картина была ввезена, как нам сообщили соответствующие органы, с нарушением законодательства. Второе — поскольку музей захотел ее приобрести, было принято решение о ее покупке Русским музеем с согласия владельца еще до того, как картина прибыла в Петербург, потому что мы ее видели и в Брюсселе. Там не все так просто и не все так однозначно. Более того, как я узнал впоследствии, цена, которую затребовал за нее владелец, в 3,5 раза выше, чем та, которую он заплатил. Наша экспертно-закупочная комиссия оценила ее в 400 тысяч долларов. Выяснилось, что он купил ее за 120 тысяч евро.

— В 2003-м, получается, да, были готовы купить?

— Да, владелец заявил, что, оказывается, он и не собирался ее продавать Русскому музею, несмотря на все его согласия, а привез ее, так сказать, ну, схитрил, чтобы провести здесь экспертное исследование. Потому что есть такой порядок для приобретения — нужно подробное исследование. Но никаких сомнений эта вещь не вызывала, поэтому он не смог ее вывезти, если бы он оценил ее хотя бы в ту стоимость, которую он заплатил за нее. Он знал, за что платит.

— Запросов к Русскому музею на проведение экспертизы стало меньше после этого инцидента, стали опасаться?

— Ничего подобного. Чего опасаться? У нас постоянно люди ввозили вещи и вывозили их, делали временный ввоз и вывоз. При временном ввозе 30% стоимости от оценки произведения вносится в государственную казну, которые, насколько я помню, при вывозе произведения владельцу возвращаются. Ясно одно, человек собирался продавать вещь, с этим предложением и пришел в Русский музей, а когда ее у него не конфисковали, но забрали для того, чтобы расследовать всю ситуацию, объявил, что он не хотел ее продавать. Дальше он оценил картину в 900 долларов, заявляя лукаво, что он сомневался в авторстве Брюллова. Но уверяю вас, это лукавство, потому что он ни в чем не сомневался. И эту вещь мы видели, она документирована, то есть все есть для того, чтобы сказать, что это настоящий Брюллов, а настоящий Брюллов 900 долларов не стоит.

В 2006 году государственным музеям было запрещено проводить коммерческие экспертизы.

Выставка пройдет в Михайловском замке в конце 2024 года. На ней будут представлены около 300 произведений живописи и графики художника.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию