16+
Среда, 24 апреля 2024
  • BRENT $ 88.75 / ₽ 8279
  • RTS1163.50
18 сентября 2023, 01:10 Политика

Генерал Суровикин нашелся в Северной Африке, но не только он. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В одном из важных африканских регионов заваривается большая геополитическая каша, отмечает политолог. Возобладавшая нынче логика противостояния с Западом подсказывает, что надо как минимум контролировать процесс «кипения», смотреть, чтобы «не подгорело», и периодически, разумеется, «помешивать»

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

На днях появилась информация о пребывании генерала армии Сергея Суровикина в Алжире в составе делегации Минобороны России.

Прежде всего информация о пребывании генерала Суровикина, как подчеркнуто, в составе делегации Минобороны в Алжире призвана опровергнуть слухи о его опале. Если она и была, то, по крайней мере, частично закончилась. Тем более что репортаж о поездке в Алжир сопровождался уважительными цитатами из «информированного источника» о том, как руководство ценит Суровикина в контексте отношений «на восточном направлении».

Алжир еще с советских времен занимает особое место в африканской политике Москвы. До недавних пор 91% вооружений страна покупала именно у СССР и России. В ходе июньского визита в Москву президента страны Абдельмаджида Теббуна был подписан новый документ о взаимодействии в области военной промышленности и технологий. Последовали переговоры на уровне высшего военного руководства. При этом после начала СВО на Украине контакты, в том числе по военно-технической линии, даже активизировались.

Алжир был одной из немногих стран, которая воздерживалась при голосовании в ООН по резолюциям с осуждением Москвы. Помимо этого, опираясь на российское оружие, страна стала едва ли не самой мощной в военном плане в регионе Магриба в Северной Африке. Также она играет решающую роль в поставках энергоносителей в Южную Европу, прежде всего газа. Алжир готов расширять свое влияние на континенте. Его позиция, в частности, важна в свете ситуации в примыкающем к нему крайне нестабильном регионе Сахеля, резко обострившейся после переворота в Нигере.

Некоторые прозападно настроенные соседи Нигера грозят захватившим власть мятежникам вторжением, но Алжир занял пока нейтральную позицию. Нигер оставался одним из последних союзников Запада в регионе Сахеля. Там находятся богатые запасы урана, от поставок которых на 15-17% зависит Франция, где, в свою очередь, растут опасения, что Париж может окончательно потерять влияние в бывших колониях, в том числе усилится антизападная ориентация бывшей французской провинции Алжира.

Лидеры Мали, Буркина-Фасо и Нигера объявили о создании некоего подобия союза в целях коллективной обороны. Эти три страны, помимо общей нищеты, объединяет еще и то, что там находятся у власти режимы, пришедшие к ней в результате военных переворотов, причем откровенно направленных против интересов бывшей метрополии — Франции. Мятежники в Нигере в этой связи даже требуют отъезда из страны французского посла и полуторатысячного воинского контингента. Пока безуспешно.

Избавиться от влияния Франции будет вообще не так-то просто. Начать с того, что во всех трех странах нового союза валютой является западноафриканский франк, — общая валюта восьми государств региона, входящих в зону, полностью подконтрольную банку Франции. Золотовалютные резервы зоны западноафриканского франка находятся, разумеется, во Франции. Впрочем, иногда автомат Калашникова идет «впереди экономики» и чисто бизнесовой прагматики.

Мали и Буркина-Фасо известны активностью ЧВК «Вагнер», на которую опирались местные режимы, хотя во втором случае официальных подтверждений нет. Очевидно, что после гибели Пригожина и перехода личного состава «Вагнера» де-факто под контроль Минобороны, вопрос стоит о том, как наиболее эффективно использовать наработанный опыт и связи, а также наследство в широком смысле этого слова, включая золотые рудники и прочие подобные проекты. Возможно, тому же Суровикину, который пользуется авторитетом у вагнеровцев и не только, в этом тоже будет отведена какая-то роль. Минобороны пока молчит и ничего не комментирует.

Очевидно, что с решением именно этой задачи был связан также и визит в конце августа замминистра обороны Юнус-Бека Евкурова в Ливию, где позиции ЧВК «Вагнер» были особенно прочными. Он встретился с представителями мятежного маршала Халифы Хафтара, который, опираясь на свою Ливийскую национальную армию, но также и на вагнеровцев, много лет контролирует восток и юг страны. Это первый визит представителя Минобороны РФ в Ливию после свержения Каддафи и начала гражданской войны.

Таким образом, в одном из важных африканских регионов заваривается большая геополитическая каша. Возобладавшая нынче логика противостояния с Западом подсказывает, что надо как минимум контролировать процесс «кипения», смотреть, чтобы «не подгорело», и периодически, разумеется, «помешивать». Возможно, Генералу Армагеддон Суровикину найдется место и на этом направлении. Но в контексте всех раскладов это уже не столь принципиально, как сам факт того, что он больше не в опале, но и не на Украине.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию