16+
Пятница, 19 апреля 2024
  • BRENT $ 88.68 / ₽ 8344
  • RTS1160.60
6 сентября 2023, 19:19 Право

СК назначил новую экспертизу по делу Беркович и Петрийчук

Лента новостей

Это выяснилось в ходе рассмотрения Хамовническим судом ходатайства о продлении им ареста. Новое исследование проведет УФСБ по Свердловской области. Между тем, обвиняемых оставили в СИЗО до 4 ноября

Евгения Беркович и Светлана Петрийчук (слева направо).
Евгения Беркович и Светлана Петрийчук (слева направо). Фото: Мария Локотецкая/BFM.ru

Хамовнический суд Москвы продлил на два месяца, до 4 ноября, срок ареста режиссера Евгении Беркович и драматурга Светланы Петрийчук в рамках дела об оправдании терроризма, возбужденного из-за постановки спектакля «Финист — Ясный Сокол». Об этом сообщает корреспондент Business FM.

«Ходатайство следствия удовлетворить, продлить Беркович и Петрийчук срок содержания под стражей до 4 ноября», — огласила постановление судья Диана Мищенко.

Следственное управление СКР по ЦАО столицы возбудило уголовное дело 10 апреля 2023 года. В его основу лег спектакль «Финист — Ясный Сокол», поставленный режиссером Евгенией Беркович по пьесе Светланы Петрийчук. В нем рассказывалась история о женщинах, познакомившихся с представителями радикального ислама по интернету и решивших выйти за них замуж и переехать в Сирию.

Авторам постановки предъявили обвинение в «публичном оправдании терроризма или пропаганде терроризма с использованием СМИ или интернета» (ч. 2 ст. 205.2 УК РФ). Статья предполагает наказание от штрафа в размере от 300 тысяч до 1 млн рублей до реального лишения свободы на срок от пяти до семи лет заключения. Суд арестовал их 5 мая. Беркович и Петрийчук вину не признали. Ранее защита представила заключение Минюста, в котором раскритиковали положенную в основу дела деструктологическую экспертизу, назвав ее антинаучной. Однако это не помогло добиться освобождения фигуранток из СИЗО.

Защита настаивает, что постановка, по сути, является документальной, а при написании пьесы использовались материалы уголовных дел россиянок, в частности, бывшей студентки МГУ Варвары Карауловой, которая пыталась сбежать в Сирию. В 2022 году спектакль был удостоен главной российской театральной премии «Золотая маска» в номинациях «Лучшая работа художника по костюмам» и «Лучшая работа драматурга».

Запоздалый суд

Рассмотрение ходатайства следствия о продлении фигуранткам ранее избранной меры пресечения должно было начаться в два часа дня, но стартовало с задержкой в три часа. За это время судья успела рассмотреть несколько других дел и санкционировать арест ограбившего квартиру актрисы Юрии Рутберг. Поэтому объявление о том, что через час журналистов попросят покинуть здание в связи с окончанием рабочего времени, вызвало немалый переполох. К счастью, после звонков в Мосгорсуд прессе разрешили остаться. Как и прежде, для слушания выделили самый большой зал, принадлежащий председателю суда.

Как и ранее, поддержать обвиняемых пришли множество людей, среди которых были замечены актрисы Ксения Раппопорт и журналист Катерина Гордеева (признана физлицом-иноагентом). Впрочем, внутрь смогли попасть немногие.

Свою просьбу о дальнейшем нахождении фигуранток в СИЗО следователь мотивировал стандартным доводами. Так, он заявил, что, находясь на свободе, обвиняемые, опасаясь назначения им наказания в виде лишения свободы, могут скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью, оказать давление на свидетелей с целью изменения ими показаний, а также создать «ложные доказательства своей невиновности». Он упомянул, что Петрийчук постоянно проживает в Германии, и сообщил, что завершать расследование пока не представляется возможным. Представитель СК рассказал, что следствие уже провело фигурантам психолого-психиатрическую экспертизу, а также назначило судебную психолого-лингвистическую и автороведческую экспертизу, с которой после ее завершения потребуется ознакомить обвиняемых.

Прокурор ходатайство о продлении ареста поддержала, назвав его «законным и обоснованным». После чего взяли слово адвокаты. Их выступления открыл защитник Петрийчук, бывший судья Мосгорсуда Сергей Груздев. Он признался, что по дороге на процесс он пытался придумать красочную речь, но у него это не вышло, а он потому решил привести «сухие факты».

«Насмешка над судебной системой»

Проанализировав предоставленные следствием материалы, защитник пришел к выводу, что ничего нового в них с момента избрания меры пресечения не появилось. «Это насмешка над судебной системой», — сказал адвокат.

Груздев утверждал, в деле не только доказательства вины, но «даже умысел на оправдание терроризма» отсутствует. «За четыре прошедших месяца не появилось ни одного доказательства. Весь интернет уже смеется. Люди снимают ролики, проводят экспертизы по русским народным сказкам», — заметил защитник.

Он назвал и «смешным, и грустным», когда художественное произведение становится поводом для возбуждения дела, и высказал мнение о том, что «к каждому произведению можно докопаться». «Даже общественный резонанс не смущает правоохранительные органы», — посетовал юрист.

Он и другой адвокат Петрийчук — Сергей Бадамшин— просили отклонить ходатайство следствия, а если суд на это не пойдет, перевести фигурантов под домашний арест или избрать иную, более мягкую меру пресечения.

«Какой преступной деятельностью Петрийчук продолжит заниматься? Писать пьесы?» — недоумевал Бадамшин. Доводы следствия он назвал голословными, отметив, что на иждивении его подзащитной находится сестра, которая пребывает в декретном отпуске. «Это исключает возможность, что она скроется», — сказал он.

В свою очередь, адвокаты Евгении Беркович Елена Орешникова и Ксения Карпинская упрекнули следствие в волоките. «Тяжесть инкриминируемого деяния на этом этапе, по прошествии пяти месяцев, уже не может являться основанием для продления срока ареста, — сказала Елена Орешникова. — Ходатайство следствия не отвечает требованиям разумности и справедливости и связано с волокитой».

Новая экспертиза

Ксения Карпинская же возмутилась тем, что за два предыдущих месяца следствие так не допросило девять участвовавших в спектакле актрис, а допросило лишь одну, не участвующую в шоу актрису Мариэтту Цыгаль-Полищук. При этом 7 июля следователь назначил проведение психолого-лингвистической и автороведческой экспертизы не в Москве, а в Свердловской области, поручив ее региональному УФСБ. «Он поставил перед экспертами вопрос о том, содержится ли в спектакле информация, раскрывающая идеологию каких-либо террористических организаций, — указала адвокат. — Теперь он решил это выяснить, хотя ранее в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых четко писал, что они оправдывали идею джихадизма и ИГИЛ (террористическая организация, деятельность запрещена на территории РФ)».

В очередной раз адвокат представила за Беркович несколько десятков поручительств от общественных и театральных деятелей. В их числе были народные артисты России Олег Меньшиков и Константин Райкин, театральный режиссер Адольф Шапиро, заслуженный деятель искусств Генриетта Яновская, а также журналист Ксения Собчак. Кроме того, адвокаты выразили готовность внести за Беркович залог в 2 млн рублей.

Они напомнили, что на иждивении Беркович находятся две 89-летние бабушки, а также две приемные дочери, одна из которых инвалид. Дети остро нуждаются в присутствии мамы, настаивали они. По их просьбе суд допросил свидетеля Светлану Строганову, которая рассказала, как Беркович участвовала в проектах по усыновлению детей.

Сами фигуранты, казалось, окончательно пришли в себя. Сидя в клетке с бронированным стеклом, они махали рукой и улыбались друзьям и близким.

«Ненужные» аллегории

«Мне кто-то из коллег написал, что я первая за последние 50 лет автор в стране, кто был арестован за свое произведение», — начала выступление Светлана Петрийчук, но была прервана судьей, которая хоть и назвала ее профессию уважаемой, но призвала говорить ближе к теме ареста.

Та просьбу не уловила. Она рассказала, что большая часть написанных ею сценариев посвящена женским историям и судьбам, как и пьеса «Финист — Ясный Сокол». «Я до сих пор удивляюсь, что следствие усмотрело в ней оправдание терроризма. Никакого оправдания терроризма там не было и быть не может», — сказала арестованная. Точно так же, по ее словам, роман Льва Толстого «Анна Каренина» не мог пропагандировать свершение самоубийств, а рассказ Михаила Булгакова «Морфий» — распространение наркотиков.

«Зачем эти аллегории и сравнения?» — вновь прервала ее судья.

Тогда обвиняемая заверила, что никуда не сбежит. «Я только приветствую проведение очередной экспертизы», — сказала Светлана Петрийчук, отметив, что первая экспертиза, видимо, перестала устраивать следствие.

В свою очередь, Евгения Беркович, была больше всего обеспокоена судьбой своих детей и одной из престарелых бабушек. По ее словам, последняя в письме к ней написала, что старается каждый месяц не умереть. «За четыре месяца ареста уже перестаешь видеть людей, а начинаешь видеть систему. Мы заключенные, подследственные. Мы не существительные, а прилагательные», — сказала Беркович. Она призвала судью Диану Мищенко избрать ей более мягкую меру пресечения, чтобы «предотвратить тяжелую болезнь и смерть близких ей людей».

Ранее ее адвокаты предоставили суду справку, что к одной из приемных дочерей Беркович вернулась астма. «Прошу вас принять законное и гуманное решение, которое с вами останется на оставшуюся жизнь. Все будут счастливы, по крайней мере, на время. И, главное, будут живы», — сказала режиссер.

Пока ждали судью, обвиняемые прямо из клетки в зале суда давали интервью и шутили. Евгения Беркович надеялась, что окажется на свободе. Но этого не случилось — выйдя из совещательной комнаты, судья оставила обвиняемых в СИЗО до 4 ноября. Адвокаты заявили, что намерены обжаловать принятое решение в Мосгорсуде и выразили надежду, что новая экспертиза будет в пользу их подзащитных.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию