16+
Вторник, 23 апреля 2024
  • BRENT $ 88.43 / ₽ 8250
  • RTS1163.50
31 августа 2023, 00:20 Политика

Почему «целевики» от медицины не доезжают до поставленной цели. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Отечественные медвузы вполне в состоянии решить проблему кадрового голода, но кажется порой, что они и Минздрав живут в какой-то мере в параллельных реальностях, отмечает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

В Минздраве сообщили, что почти 16% выпускников медицинских вузов по итогам 2022 года не выполнили обязательства по договору о целевом обучении, то есть не трудоустроились и не вернули потраченные регионом или организацией-заказчиком средства на образование. Вместе с этим ежегодно ведомство увеличивает квоту приема на целевое обучение для устранения кадрового дефицита.

Основная причина невыполнения обязательств целевиками в 2022 году, как указано в документах Минздрава, — отказ от трудоустройства (более двух третей, 67,95%). Еще 24,55% выпускников просто не явились по месту предписанной работы. Однако тут следует оговориться, что речь идет о тех выпускниках, которые поступали и заключали договоры на основании старых нормативных актов. Тогда как с 2021 года произошло значительное ужесточение нормативной базы, в том числе за счет повышения штрафных санкций. Ведь целевик, который в одностороннем порядке не выполнил договор, не отработал минимум три года у заказчика, обязан компенсировать затраты на свое обучение. В то же время существует немало способов и более-менее легально «откосить» от распределения. Собственно, так было и в советское время, когда обязательное распределение было официально нормой, а целевое — туда, с кем договоришься, скорее исключением.

Есть вполне очевидные поводы для расторжения договора: уход за детьми или близкими родственниками — инвалидами, брак с военнослужащим, если это не призывник, собственные проблемы со здоровьем выпускника и ряд других подобных. Однако договор, например, может быть приостановлен и при переходе на более высокую ступень обучения, а там видно будет. А есть и менее внятные основания: например, гражданин не соответствует требованиям, установленным законодательством для осуществления трудовой деятельности, предусмотренной договором о целевом обучении (в том числе отказ в допуске гражданина к сведениям, составляющим государственную тайну); заказчик прекратил осуществление определенного вида экономической деятельности, указанного в договоре о целевом обучении; ликвидирована организация-заказчик, аннулирована соответствующая лицензия или аккредитация.

Согласимся, что за время обучения медика лет в семь с организацией-заказчиком многое что может произойти. Также легко предположить, что часть отказников идут коррупционными путями или пользуются покровительством регионального начальства, которое сначала организует «целевое обучение», а потом организует «отмазку» от исполнения договора.

При этом, учитывая дефицит кадров в медицине, со стороны вообще трудно понять, почему люди не занимают многочисленные вакансии, отучившись за госсчет. Но это только со стороны понять трудно. Так, по словам министра здравоохранения Михаила Мурашко, в текущем году в медицину придут 45 тысяч выпускников. Цифра не должна завораживать. Дефицит кадров в здравоохранении только нарастает. На одну вакансию медработников приходится лишь 1,9 активного резюме при средней норме по всей экономике в 4,0-7,9. В 17 регионах предложений для медработников вообще больше, чем резюме. Количество вакансий для медработников увеличилось в России с начала 2023 года на 22% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Только с января по май появилось около 305 тысяч новых предложений в сфере «медицина, фармацевтика». И даже предлагаемые зарплаты растут — вместо в среднем 34-70 тысяч рублей в прошлом году до 40-75 тысяч рублей в этом.

Однако такие зарплаты, очевидно, не отвечают ожиданиям людей, которые учатся сложнейшей специальности по семь лет. Также очевидно, что учреждения-заказчики часто не обеспечивают «целевикам» выгодные условия, уповая на «принудиловку».

На растущее несоответствие между официальными зарплатами медиков и ожидаемыми ими доходами указывает постоянный рост цен на платное обучение в медицинских вузах. В ведущих медицинских вузах Москвы в этом году оно по ряду направлений возросло до 700 тысяч рублей в год. В региональных медвузах оно тоже уже превысило весомые для провинции 100 тысяч и приближается к 200 тысячам. Всего в медицинских вузах и на факультетах учатся 321 тысяча студентов. Еще примерно столько же проходят обучение в 414 медицинских колледжах. Повышение платы за обучение на платных отделениях может даже повысить спрос на заключение договоров о целевом обучении. В надежде на то, что потом как-нибудь можно будет «разрулить» вопрос. Или в крайнем случае оттрубить три обязательных года, а потом все равно уехать оттуда, где не могут обеспечить привлекательные условия для работы и жизни.

Именно создание таких условий и есть ключ к решению проблемы кадров в российской медицине. А вовсе не повышение квот для «целевиков» и повышение для «дезертиров» штрафных санкций. Как видно из вышеприведенных цифр, отечественные медвузы числом более полусотни, не считая колледжей, вполне в состоянии решить проблему кадрового голода. Но кажется порой, что они и Минздрав живут в какой-то мере в параллельных реальностях. Да и лечатся в разных местах.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию