16+
Вторник, 16 апреля 2024
  • BRENT $ 90.54 / ₽ 8474
  • RTS1166.92
1 сентября 2023, 08:00 Недвижимость

Байкал ждет одновременно защиты и развития

Лента новостей

Сегодня в спорах об эволюционных перспективах Байкала сталкиваются лбами «экономисты» и «экологи». Первые ставят во главу угла соблюдение социально-экономических интересов местного населения и развивающих территорию инвесторов, вторые — сохранение уникальной байкальской экосистемы. И у обеих сторон множество весомых аргументов

Мыс Бурхан и скала Шаманка на острове Ольхон — крупнейшем острове озера Байкал.
Мыс Бурхан и скала Шаманка на острове Ольхон — крупнейшем острове озера Байкал. Фото: Владимир Байкальский/ТАСС

Этот текст можно было бы начать празднично: Россия отмечает День Байкала. Правда, тут некоторая путаница, потому что для кого-то это — 28 или 29 августа, для кого-то — 3 сентября, а в официальном календаре обозначено второе воскресенье сентября, которое в нынешнем году выпадает на 10-е число. В конце концов, какая разница! Россия готова праздновать День Байкала хоть две недели подряд.

Но, наверное, правильнее все-таки начать с другого. В осеннюю сессию Госдума должна рассмотреть во втором чтении законодательные поправки (которые разъяренные экологи называют скандальными, а часть самих думских депутатов — варварскими), позволяющие до 2030 года провести вырубку деревьев на Байкале для конкретных целей: сделать противопожарные разрывы, расширить кладбища, построить очистные сооружения и дороги, расположенные на берегу озера, и так далее. «По мнению авторов поправок, это нужно в том числе для строительства инфраструктурных объектов, необходимых для жизни местного населения, и правильной с экологической точки зрения работы туристических объектов», — сообщает ТАСС.

Прежде чем продолжить разговор, стоит отметить, что планы по инфраструктурному и туристическому развитию Байкала пугающе масштабны. Достаточно вспомнить вереницу проектов, представленных в октябре 2021 года на Road Show «Потенциал развития объектов туризма в макрорегионе Байкал», где глава Бурятии Алексей Цыденов и глава Иркутской области Игорь Кобзев презентовали инвестиционный расклад в своих регионах. И хотя не все эти проекты — непосредственно байкальские, комплектом они вызывают даже некоторую оторопь.

«Экопоселок с апартаментами «Альпийская деревня», «Городская коммерческая зона на территории архитектурно-этнографического музея «Тальцы», «Мальта — туристический археологический кластер», «Туристско-рекреационный кластер «Остров Siberia», «Санаторий «Таежный», «Международный этнокультурный центр «Байгал», «Арт-резиденция «Халгай», многофункциональная туристско-развлекательная зона отдыха в районе Боковской протоки на берегу Ангары — это еще не все проекты, представленные Иркутской областью, которая, по словам Игоря Кобзева, делает ставку на организованный туризм и, стало быть, на масштабные инвестиции.

А Алексей Цыденов подробно рассказывал, например, о развитии горнолыжного курорта на склонах горы Мамай на Байкале. «Через полгода здесь появится правовая основа для того, чтобы можно было строить, тогда мы сможем говорить об этом более уверенно. Сегодня здесь наиболее перспективная с точки зрения горнолыжного развития площадка. Бурятия — это красиво, это интересно, это вкусно, это полезно и это, безусловно, выгодно. Инвестируйте в Бурятию, вам понравится», — заявил глава республики, о чем писал тогда BFM.ru.

Подписанное на Восточном экономическом форуме 2021 года соглашение о строительстве оздоровительного комплекса на территории курорта «Горячинск» на берегу Байкала, озвученные тогда же планы ВЭБ.РФ по созданию на южном берегу озера, рядом с закрытым в 2013 году целлюлозно-бумажным комбинатом, курорта мирового уровня — все это еще далеко не полный список байкальских замыслов. И каждый раз, рассуждая об инвестиционных перспективах двух прибайкальских регионов, докладчики, будто спохватываясь, непременно дают отсылку к интересам местного населения, ради которого вот это все. (Согласно официальным подсчетам, в поселках на берегах Байкала сегодня проживает около 140 тысяч человек.)

Все без исключения при этом согласны, что главная задача — как раз не потерять ДНК территории и не увеличить, а снизить антропогенную нагрузку на уникальную природную зону за счет плавного перехода от дикого туризма к цивилизованному, вовлечь в эту трансформацию местных жителей, оставить простор для движения малого и среднего бизнеса и все в таком духе. «Правда, с почти безумными по своему размаху планами развития и застройки прибайкальских берегов подобные намерения и заявления как-то плохо вяжутся» — и об этом BFM.ru писал два года назад.

Сегодня, в преддверии второго «байкальского» чтения, с новой силой разгораются споры, в которых сталкиваются лбами «экономисты» и «экологи». Позиция первых в целом понятна: действующие сегодня законы (запрещающие, в частности, вырубку леса) практически отрезали местных жителей от цивилизации, сильно ограничили возможности по строительству новых и ремонту старых мостов, дорог и прочей инфраструктуры, завели в тупик вопрос с кладбищами (потенциал старых практически исчерпан, а создать новые природоохранное законодательство не дает), придали непонятный статус поселкам, веками стоящим на землях, юридически относящихся к лесному фонду, и лишили их жителей почти всех прав и так далее, и так далее.

Кстати, туристы, которых на Байкале и Дальнем Востоке с каждый годом становится все больше, тоже готовы вложить в тему свои «пять копеек». Как пишут читатели портала «Турдом», как и пять, десять, 30, 50 лет назад, гостям по-прежнему не хватает мест размещения, туалетов, инфраструктурных объектов и дорог, способных принять 45-местный автобус.

Короче говоря, утверждают «экономисты», необходим новый закон, чтобы решить вопросы с дорогами, инфраструктурой, кладбищами, очистными сооружениями, а заодно и с инвесторами, которые готовы вкладываться в Байкал, но страшно разочарованы встающими на их пути ограничениями, бесконечными (их свыше 50) и весьма разнообразными. А для всеобщего успокоения — вот: согласно содержащейся в законопроекте норме, взамен каждого срубленного дерева предлагается сажать пять новых.

Эта норма, кстати, страшно злит «экологов» и представителей научного сообщества. На пресс-конференции, состоявшейся на днях в ТАСС, директор Центра по проблемам экологии и продуктивности лесов РАН Наталья Лукина прямо заявила, что формула «пять вместо одного» в данном случае — чистый популизм.

Наталья Лукина директор Центра по проблемам экологии и продуктивности лесов РАН «Вырубим одно дерево — посадим пять, и хорошо. Почему это именно так подается? Видимо, потому, что нет понимания: дело ведь не только в деревьях, а в экосистеме в целом, которая нарушается при любой рубке, да и речь-то ведь идет не об одном дереве. Когда говорят, что лес — возобновляемый ресурс, это неверно: возобновляемый ресурс — древесина, а лес как экосистема — как раз ресурс невозобновляемый. Особенно когда ему уже 200 лет и в нем отрегулированы все отношения между самыми разными видами биоты. Мы сегодня не умеем создавать такие экосистемы, более того, мы не знаем, как живые организмы взаимодействуют между собой, чтобы создать те условия проживания, которые привычны для нас, людей».

Председатель Всероссийского общества охраны природы (ВООП), первый заместитель председателя комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Вячеслав Фетисов также отметил, что перед вторым думским чтением просто необходимо выслушать научное сообщество. Которое, кстати, к разработке и обсуждению поправок не было привлечено, о чем и Наталья Лукина, и Вячеслав Фетисов напомнили отдельно. Даже научный совет по проблемам Байкала был не в курсе происходящего.

Поправки к ныне действующему закону должны быть научно обоснованы, как и финальный вариант документа, а пока с точки зрения науки убедительным это все не выглядит, считает Вячеслав Фетисов. Да и с экономической точки зрения все не очень понятно.

Вячеслав Фетисов председатель Всероссийского общества охраны природы, первый заместитель председателя комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды «Вот я сделал запрос в Росреестр и получил ответ о том, что происходило на Байкале с 2017 года. Количество сделок, совершенных с земельными участками в границах центральной экологической зоны Байкала, на сегодняшний период — 86 597. Еще больше удивляет другая история: количество вновь образованных там земельных участков — 14 505. Ну точно без участия муниципальных руководителей такие моменты невозможны. Может, в этом сейчас смысл всего этого большого законопроекта — чтобы узаконить то, что каким-то образом произошло при регистрации. В этом надо разбираться, и я, конечно, обращусь в Генеральную прокуратуру, чтобы нам разъяснили, растолковали, что там на самом деле происходит».

Кстати, насчет закона — не исключено: по словам еще одного спикера пресс-конференции, героя России, космонавта, заместителя председателя ВООП Федора Юрчихина, который был участником недавней поездки депутатов Госдумы на Байкал, местные жители часто рассказывают о судебных делах, в рамках которых выделение участков признается то правильным, то неправильным. Поэтому все чаще звучит словосочетание «земельная амнистия», которую представители ВООП считают применительно к прибайкальском территориям весьма опасной затеей.

Не столько опасными, сколько ненужными Вячеслав Фетисов называет и призывы создать в угоду инвесторам новые байкальские особые экономические зоны (ОЭЗ). «Там, по-моему, есть две особые экономические зоны, которые были созданы по решению правительства Российской Федерации в 2007 году, но хорошо, если они загружены на 30%. Так давайте сначала выясним, почему те инструменты, которые есть, до сих пор не работают в той мере, в какой должны на самом деле работать», — призывает эксперт.

Особых экономических зон туристско-рекреационного типа на Байкале действительно две: иркутская «Ворота Байкала» и бурятская «Байкальская гавань». И председатель межфракционной рабочей группы «Байкал», первый зампредседателя комитета Госдумы по вопросам собственности, земельным и имущественным отношениям Сергей Тен тоже считает, что их более чем достаточно и что в рамках работы во втором чтении над поправками к федеральному закону «Об охране озера Байкал» необходимо ввести запрет на создание здесь новых ОЭЗ. Об этом, как отмечает ТАСС, Сергей Тен заявил на недавнем рабочем совещании в Иркутске.

Есть еще одна тема, которая не имеет прямого отношения к рынку недвижимости, но в данном случае обойти ее вниманием невозможно. Согласно замечаниям МИД, принятие поправок может негативно повлиять на выполнение Россией ряда международных конвенций, а также российско-монгольского соглашения, подписанного еще в 1995 году.

«В результате освоение Байкала может начаться не только с российской стороны, но и в соседней Монголии, где может быть запущен масштабный проект «Синий конь» по разработке месторождений меди и золота. За проектом стоит австралийско-британский инвестор, последствия запуска ударят не только по Байкалу, но и по нашей промышленности и влиянию России в регионе. Судя по всему, в администрации президента РФ также понимают эти угрозы», — отмечает руководитель фракции «Справедливая Россия — За правду» Сергей Миронов в своем рассказе о результатах депутатского обращения в администрацию президента*. Так что, скорее всего, не одно руководство ВООП будет настойчиво требовать от думского большинства отказаться от принятия не до конца проработанных байкальских поправок.

Инвесторы, в этот момент решившие, что все выше- и нижесказанное — не для них, не правы. Во-первых, жесткая позиция ВООП вовсе не означает, что надо все оставить как есть и не разматывать, в том числе с инвестиционным участием, клубок накопившихся за последние четверть века проблем. Просто не стоит рассчитывать, что один закон, пусть даже после принятия всех самых грамотных изменений, сможет их решить, напоминает Федор Юрчихин.

Федор Юрчихин герой России, космонавт, заместитель председателя ВООП«Александр Македонский когда-то одним движением разрубил гордиев узел — и оставил человечество без артефакта. Мы пытаемся сегодня быть Александром Македонским, но одним большим законом с большими поправками «разрубить» все проблемы невозможно, так не бывает. Когда вам надо решить сложное дифференциальное уравнение и сразу не получается, то, может быть, есть смысл разделить его на несколько простых уравнений и решать их по отдельности. Я думаю, нам нужна программа правительства Российской Федерации под условным названием «Байкал», и в рамках этой программы точечно заниматься каждым направлением — селезащитой, дорогами, экологией, туризмом и так далее. И не просто к каждой проблеме, но и к каждому населенному пункту на берегах Байкала подходить индивидуально».

Во-вторых, совершенно очевидно: всякий интерес к берегам крупнейшего по площади пресноводного озера Евразии и самого глубокого озера на планете угаснет сам собой, если по ходу инвестиционного освоения не удастся сохранить уникальную байкальскую экосистему. Поэтому для себя и для других структуры с финансовыми возможностями начинают думать не только о строительстве пятизвездочных отелей, но и о вложениях в экологическое будущее Байкала.

Один из свежих примеров: в конце августа фонд «Экология» Россельхозбанка* выпустил в озеро 20 тысяч мальков байкальского осетра, эволюционно самой древней и самой крупной рыбы озера, занесенной в Красную книгу еще в середине прошлого века. В поддержку этого мероприятия был инициирован сбор средств, с мая все участники программы «Урожай» могли пожертвовать на байкальский проект накопленные баллы, банк выпустил «Экокарту», с каждой транзакции по которой 0,25% от суммы операции направлялось в фонд «Экология».

Фото: пресс-служба фонда «Экология»

Его директора Эльмиру Морозову даже немного удивило, как много оказалось неравнодушных: на приобретение мальков было потрачено 3 млн рублей, четверть из которых — добровольные пожертвования сотрудников банка, пожертвования физлиц через сайт фонда «Экология» и перечисления по «Экокарте». Вообще, на данный момент участниками экологических инициатив являются 65 регионов страны, в 2023 году фонд реализует более 30 проектов, и байкальский явно удался.

В-третьих, и это к слову о пятизвездочных отелях, никто не говорил, что туризм на Байкале не надо развивать и инвесторам здесь совсем нет места. И место есть, и развивать туристическую инфраструктуру можно, другой вопрос — какую. По мнению Вячеслава Фетисова, возводить масштабные гостиницы, из окон которых будет открываться вид на воду (то ли на Байкал, то ли на Женевское озеро или озеро Комо — какая в этом случае разница?), по меньшей мере — глупо, по большей — почти преступно. Надо учиться зарабатывать на другом, щадящем туризме и сохранить Байкал в его первозданном виде, пуская сюда ограниченное число людей максимум с палатками: о системе допуска, предлагающей бронировать поездку на озеро фактически как номер в отеле говорят все последнее время.

А бизнесу, склонному к более традиционным вложениям к туристическую инфраструктуру, есть на что обратить внимание: инвесторов сегодня ждут и на севере, и на юге, и в центре страны. И делают, кстати, все возможное для того, чтобы дополнительно расширить и без того весьма широкий список имеющихся инвестиционных вариантов. Но об этом стоит поговорить отдельно.

*Есть в распоряжении BFM.ru

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию