16+
Суббота, 13 апреля 2024
  • BRENT $ 90.15 / ₽ 8424
  • RTS1165.53
15 августа 2023, 11:31 ФинансыЦБ

Российский ЦБ повысил ключевую ставку до 12% на фоне слабеющего рубля

Лента новостей

Это повышение ставки стало неожиданным для аналитиков: раньше она составляла 8,5% годовых и повысилась сразу на 350 базисных пунктов. Как объясняет Банк России свое решение?

Эльвира Набиуллина в ЦБ.
Эльвира Набиуллина в ЦБ. Фото: Александр Щербак/ТАСС

Обновлено в 16:30

Банк России повысил ключевую ставку сразу на 350 базисных пунктов на внеочередном заседании. Теперь она составляет 12%. Это неожиданное решение, самые смелые предположения были, что ЦБ повысит ставку на два процентных пункта.

В релизе сообщается, что инфляционное давление продолжает усиливаться, текущие темпы прироста цен продолжают ускоряться, и показатель базовой инфляции увеличился до 7,1%. Увеличение внутреннего спроса оказывает влияние на динамику курса рубля.

Банк России при этом по-прежнему ставит цель вернуть инфляцию к 4% в 2024 году и держать ее на этом уровне в дальнейшем. Дальнейшее повышение ставки возможно в случае, если темпы инфляции не снизятся, считает экономист Сергей Хестанов.

Сергей ХестановСергей Хестанов экономист«Скорее всего, нынешнее повышение может быть не последним, поэтому дальнейшая реакция регулятора будет зависеть от того, как рынки это воспримут. Причем реакция не краткосрочная, то есть не колебание цен в течение дня или нескольких дней, а прежде всего инфляционная динамика, при этом минимальный интервал времени, на котором она измеряется, — неделя. Поэтому примерно через неделю можно будет с точки зрения инфляционного таргетирования констатировать, какой эффект возымело это повышение. Если наметится хотя бы слабая, но динамика на явное замедление инфляции, может быть, этим дело и ограничится. Если, несмотря на принятое решение повышения ставки, инфляция продолжит ускорение, возможно, регулятор решится на продолжение действий по ужесточению денежно-кредитной политики. Чтобы повышение ставки с высокой вероятностью вело к снижению инфляции, необходимо, чтобы ставка составляла примерно нейтральную ставку плюс текущую инфляцию. Исходя из этих оценок, выбранная величина с большей вероятностью попадает в нужный диапазон, чем величина 10%. С учетом необычности обстоятельств, в настоящее время надежно прогнозировать, как повлияет та или иная мера, довольно сложно. Дело в том, что сама природа нынешней девальвации рубля — сильные изменение валют экспорта, импорта — носит прецедентный характер, то есть ничего подобного в отечественной экономической истории в разумном прошлом не было, поэтому здесь вряд ли возможны какие-то надежные прогнозы, скорее всего, и регулятору в том числе придется двигаться методом проб и ошибок».

Повышение ключевой ставки не поможет ни сдержать инфляцию, ни стабилизировать курс рубля, считает главный экономист «ПФ Капитал» Евгений Надоршин.

Евгений НадоршинЕвгений Надоршин главный экономист ПФ «Капитал» «Решение спорное, мы еще не знаем, чем все это закончится. Я могу описать эффект, который будет в среднесрочной перспективе, в том числе на валютный рынок, но краткосрочно сразу скажу, что из тех решений, которые можно было бы использовать для стабилизации валютного рынка, ставка наименее эффективна в нынешних обстоятельства. Во-первых, нам нужны хорошие рабочие каналы трансмиссии, то есть финансовый сектор должен хорошо работать, передавать сигналы воздействия ЦБ, дальше по экономике. Сейчас не совсем так, в ряде случаев совсем не так. Второй момент: действительно, несмотря на высокую спекулятивную активность в последние пару недель, нельзя отрицать верность утверждения о том, что импортеры и экспортеры являются основными драйверами удешевления рубля сейчас, то есть здесь диагноз ЦБ в целом верен, но просто не в моменте. Как результат, чтобы дотянуться до импортеров и экспортеров рублевой ставкой, надо постараться, на это нужно время, то есть их потребности не лежат в области краткосрочного финансирования, это важный момент. И как результат, у ставки будет среднесрочный эффект, который начнет проявлять на горизонте недель и месяцев. Но к этому моменту вся та история, которая сейчас толкает российский рубль вниз, может и сама собой отыграть, поэтому сказать, что это хороший способ воздействия на текущую ситуацию, нельзя. Лучше было бы провести интервенции, коэффициенты усреднения, что-то из этого, возможно, сработало бы гораздо эффективнее, нежели чем ставка. Пока есть ощущение, что ЦБ упустил развитие ситуации, не очень понимает, что происходит, и выбирает не самые оптимальные инструменты для воздействия. У поднятия ставки будут тяжелые последствия для экономической активности. Рецессия в конце этого года становится весьма вероятным сценарием, причем наступить она может с этим шоковым повышением ставки за два-три месяца, потому что больше, чем на курс, это воздействует совсем на другие параметры. Что касается инфляции, она вызвана обесцениванием рубля, ее побороть фактически нереально. Тот факт, что банки не готовы в ответ повышать свои ставки, говорит о том, что канал трансмиссии, и без того неидеальный, будет работать еще хуже. А это большая проблема, потому что это означает, что у нас сейчас, возможно, будет очередной бум кредитов, и после июня и июля мы увидим очередные рекорды в августе и сентябре, что вообще нетипично для этих месяцев, и это может только разогреть рынок, потому что для импорта всплеск спроса, который мы наблюдали со второго квартала довольно явно, это мощный драйвер, это правда, может быть, этот спрос я оцениваю как отложенный и временный, но эта отложенность и временность, похоже, действиями ЦБ и банковской системы растягиваются, а это значит, что негативное воздействие на курс может даже усилиться, несмотря на попытки ЦБ это сдержать».

Нельзя возлагать ответственность за курс рубля и инфляцию на ЦБ, полагает управляющий директор инвестиционной компании «Алго капитал» Михаил Ханов.

Михаил Ханов управляющий директор инвестиционной компании «Алго капитал» «В новейшей истории видели и более серьезные подъемы ставок, когда это было необходимо, у Эльвиры Сахипзадовны [Набиуллиной] достаточно и воли, и политического веса, чтобы принимать такие решения, обоснованные экономически. Выше 100 рублей — это уже превалирует политика, а не экономика, несмотря на то, что экономика тоже очень важна, потому что не все так линейно, как многие говорят. Курс выше, мы получаем больше рублей за нефтедоллары, государству хорошо. Но мы не должны забывать о том, что растут сразу расходы на индексацию, растет инфляция, потому что импортозамещение не заработало в той мере, в которой мы перестали бы зависеть от импортных составляющих в производстве товаров и услуг, и более чем растут выплаты по государственным обязательствам вместе со ставкой по облигациями, соответственно, не так хорошо стремительное понижение рубля. Поэтому когда рубль вырос выше ста рублей, вопрос перешел в русло политики, включая экономику тоже, соответственно, действия ЦБ были необходимы, но одних лишь монетарных действий со стороны ЦБ недостаточно. Здесь должны быть учтены и другие изменения, которые повлияли на подобное падение рубля, а это именно рост расходов госбюджета. Первый квартал был рост 35% квартал к кварталу, несмотря на то что сейчас расходы государства сократились, сократилось и кредитование населения, сокращение той самой мягкой кредитно-денежной политики ЦБ. 12% — ставка убийственная для большинства предпринимателей. Мы говорим о том, что мы стремимся развивать собственную экономику, малый и средний бизнес, напомню, консенсус среди большинства предпринимателей, который звучал весь прошлый год, — 5%, это ставка, которая необходима для качественного развития долгосрочного экономики нашей страны. Роль ЦБ не в том, чтобы снижать курс национальной валюты или повышать, а в том, чтобы не допускать резких колебаний волатильности курса рубля. Я в свое время подробно беседовал в одном из интервью с Алексеем Заботкиным, первым зампредом ЦБ по кредитно-денежной политике, и он просто прямо еще раз подтверждал, что главная роль ЦБ заключается в том, чтобы не допускать сильной волатильности курса, чтобы бизнес мог достаточно уверенно хотя бы прогнозировать эти изменения, потому что пугает всех не высокий или низкий курс, а непрогнозируемые изменения. Вернуть инфляцию в диапазон 4% не роль одного ЦБ, не надо все валить на ЦБ. ЦБ не в ответе за многие действия, которые влияют на курс рубля. Я оптимист, я надеюсь, что ставка будет снижаться. Это зависит от того, какие будут еще приняты меры по тому, чтобы наполнить покупки, продажи валюты на Московской бирже, потому что курс определяется балансом покупок и продаж, скупают у нас импортеры, продают экспортеры. Если будут предприняты меры по тому, чтобы достаточное количество валютной выручки продавалось на Московской бирже, то удастся снизить и курс рубля относительно доллара, укрепить рубль, и не будет повода говорить о дальнейшем повышении ставки».

О том, достаточно ли повышения ключевой ставки для поддержания курса рубля, поговорили с инвестиционным стратегом УК «Арикапитал» Сергеем Суверовым:

— На какое-то время панику на валютном рынке удалось сбить, все-таки Центральный банк показал, что он полон решительности как-то защищать курс рубля и принимать достаточно жесткие решения. Но, с другой стороны, решение Центрального банка не устранило фундаментальный фактор для ослабления рубля — это дефицит валюты на рынке, это показатели слабого экспорта и по-прежнему высокого импорта. Поэтому в данном случае решение ЦБ никак не повлияет на структуру торгового баланса. Также решение ЦБ имеет границы в своей эффективности, то есть, возможно, оно будет не очень эффективно, потому что, если в прошлые периоды на фоне повышения ставки в страну приходил спекулятивный западный капитал, который вкладывался в высокодоходные рублевые активы, сейчас Россия отрезана от западных рынков капитала, поэтому не стоит рассчитывать на приток спекулятивных западных денег. Поэтому решение, скорее, для внутреннего пользования, возможно, российские экономические агенты сейчас больше будут вкладываться в рублевые активы, удвоятся ставки по депозитам, поэтому население будет менее активно покупать валюты, больше вкладывать средства именно в рублевые активы. Но мы видели, что, судя по статистике того же Центрального банка, уже при курсе 90 рублей за доллар значительная часть населения продавала доллары и уходила в рубль, но это, как показало время, не очень правильное решение. Но тем не менее мне представляется, что решение ЦБ при всей своей, может быть, недостаточной эффективности, является знаковым для того, чтобы предотвратить дальнейшие спекулятивные атаки на рубль, и, возможно, курс сейчас стабилизируется в районе 100 рублей за доллар, а дальше будет зависеть от ситуации с импортом, от ситуации с торговым балансом. Если импорт начнет сокращаться, это уже окажет фундаментальную поддержку рублю, и тогда пойдет его укрепление.

— А почему же Центробанк не задействует и даже не намекает на другие меры влияния на курсы, особенно почему нет мер, которые могут бороться с дисбалансом валют импорта и экспорта?

— Такой мерой, возможно, будет возвращение обязательной продажи экспортной валютной выручки, но это решает не Центробанк, а правительство, поэтому, возможно, потребуются дополнительные меры, скоординированные с правительством. Возможно, такие решения будут приняты, но в руках Центрального банка есть еще один рычаг — это валютное ограничение, это не очень популярная мера, например ограничение перевода за рубеж. Пока данная мера не реализуется, она тоже, наверное, остается в запасе. Есть еще опция увеличения валютных интервенций, увеличение продаж юаней, но Центральный банк уже и так продает юани, но пока это не особо помогало курсу рубля. Есть опция увеличения продаж, но посмотрим, пойдет ли на нее Центральный банк, если курс рубля не удастся удержать, возможно, он также прибегнет к этой мере.

Вероятно, курс рубля не начал сразу укрепляться, поскольку рынок ждал не только повышения ставки, считает экономист Bloomberg по России Александр Исаков.

— Есть мысль, что у нас есть рублевый профицит в торговле, а по остальным валютам мы в нуле или в небольшом дефиците по юаням. Мне кажется, что это тупиковое рассуждение. Почему? Потому что у нерезидентов нет возможности создавать эти рубли самостоятельно, в итоге, даже если этот обмен происходит на офшоре, это все равно неважно, это не играет никакой роли. Это, возможно, небольшая потеря бизнеса для Мосбиржи и для части госбанков, но для рубля важен только общий баланс торговли и все. Рынок ожидал мер по контролю за оттоком капитала либо дополнительных продаж валюты от Банка России в дополнение к повышению процентных ставок. Думаю, что это может объяснить то, почему даже после повышения, которое было в два раза более жестким, чем консенсус ожидал, курс не начал укрепляться. Я не думаю, что мы должны говорить о том, что это решение было слишком мягким или не достигло своих результатов уже сейчас. То, что произойдет в ближайшие месяцы, это замедление роста кредита, который у нас сейчас по корпорантам 20% год к году, по физикам 17% год к году, снизится спрос на импорт, а это была главная причина нашего ослабления валютного курса. То есть вот Россия импортирует сейчас примерно столько же, сколько она импортировала в 2012 году при совершенно другом уровне экспортной выручки. И вот без этого снижения роста кредита валютный курс и валютный рынок не найдут своего баланса. Сейчас мы начали движение к нему постепенно, по мере того как банки будут замедлять кредитование.

— Но почему все-таки тогда не предпринять ЦБ еще дополнительные меры, например ограничение вывода?

— Они не будут эффективны, вот мой самый простой взгляд. Дело в том, что международная практика стран, таких как Россия, показывает, что когда вы принимаете меры по ограничению вывода капитала в период, когда курс уже довольно значительно ослабляется, это не дает никаких эффектов, это обычно не снижает величину шока. Те страны, которые постоянно ограничивают отток капитала, действительно видят меньшую волатильность валютного курса, но и у этого есть свои негативные эффекты. У нас был очень стабильный курс, например между 2012 и 2014 годами, при этом рост экономики структурно был примерно равен нулю. В начале 2022 года, в период, когда эти были финансовые ограничения, многие приписывают стабилизацию курса этим мерам. Но это не так. Если мы посмотрим на то, что происходило в те месяцы, у нас фактически остановилось корпоративное и кредитование и кредитование физлиц из-за повышения ставки главным образом, капитальные ограничения сыграли там очень небольшую роль. Сейчас у нас уровень жесткости денежной политики таков, что с некоторой вероятностью мы увидим в ближайшие два квартала, возможно, снижение активности частного сектора, это не исключено из-за падения кредитования, из-за того, что у нас почти 44% всех корпоративных кредитов привязаны к какой-то плавающей ставке. И повышение ставки влияет не только на новые деньги, которые получают предприятия, но и увеличит их процентные расходы прямо сейчас по их действующим кредитам. Это произойдет точно, когда это может повлиять на курс? Я думаю, что, опять же, до конца года мы должны увидеть (А) замедление роста импорта и (Б) стабилизацию курса где-то вот около текущих значений.

Сразу после того, как Банк России озвучил решение по ставке, рубль укрепился. В ходе сессии за доллар давали 92,6 рубля, а за евро — 103,75 рубля. Однако к 11:06 мск рубль вновь начал дешеветь, пара доллар-рубль дорожает на 0,32%, до 97,97 рубля, а пара евро-рубль — на 0,05%, до 107,1 рубля.

Ажиотажа в столичных обменниках утром нет. Доллары и евро можно как купить, так и продать, но в некоторых обменных пунктах ограничена сумма валюты на покупку.

— Операционная касса, здравствуйте.

— Хотел бы поменять доллары, можно сейчас у вас это сделать?

— Какая сумма?

— 5 тысяч.

— Можно, 94 рубля курс.

— Ажиотажа нет, могу прийти?

— Да, приходите, паспорт нужен.

— А если я решу купить?

***

— Я бы хотел доллары поменять — 5 тысяч.

— Да, конечно.

— Очереди нет?

— Пока никого нет.

— Сейчас звонят, покупают или продают?

— И то, и другое.

— А курс какой у вас?

— 94 рубля за доллар, на евро — 103.

***

— В данный момент курс 93 рубля за доллар. В течение часа подъезжайте, курс держим.

— А на покупку, если купить захочу доллары в течение дня?

— 98 рублей за доллар, звоните за час, закажем.

По мнению экономистов, в дальнейшем возможны административные вмешательства вроде требований о продаже валютной выручки экспортерами. Однако все это не обязательно поможет в долгосрочном периоде.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию