16+
Среда, 17 апреля 2024
  • BRENT $ 89.46 / ₽ 8416
  • RTS1153.41
26 июля 2023, 23:55 Политика

Кому что какая музыка навеяла. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Уполномоченный по правам человека Курской области предложил запретить использование иностранной музыки в публичных местах. Очередная запретительная инициатива отсылает ко временам СССР, напоминает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Уполномоченный по правам человека Курской области Владимир Фирсов на своей странице в соцсети «ВКонтакте» написал, что к нему обратились ветераны СВО, попросив принять меры по прекращению трансляции американских и западноевропейских песен в торговых центрах области. По мнению омбудсмена, «в это непростое время» нужно начать демонстрацию советской картины «Русское поле», снятой в 1971 году. Владимир Фирсов уже не в первый раз требует запретить использование иностранной музыки в публичных местах. Как относиться к таким инициативам?

Курский уполномоченный по правам человека со своей экстравагантной инициативой уже отчасти, как говорят в таких случаях, «попал в ноты» новой политической волны, согласно которой омбудсмены от государства что на федеральном уровне, что на региональном стараются не отстать от всеохватной моды на запреты. Поэтому они, вместо того чтобы сосредоточиться на защите прав человека, прежде всего от произвола госчиновников, азартно включились во всероссийское соревнование по теме, кто придумает еще до сих пор не придуманный какой-нибудь запрет. Сфера культуры в этом смысле — благодатная почва для запретителей, там меньше риск, что наступишь на чьи-то важные финансовые интересы.

Борьба с иностранной музыкой может стать своего рода реинкарнацией кампании борьбы с космополитизмом, развернувшейся в СССР в конце 1940-х — 1950-х годах, совпав как раз с началом холодной войны. При этом господин Фирсов, будучи уже умудренный жизненным опытом, использует, в общем-то, старые советские методы манипуляции, когда подобные запретительные меры часто обосновывали некими либо просьбами трудящихся — не интеллигентов же, — либо, для пущей верности, требованиями ветеранов Великой Отечественной войны. Согласно той логике, что от ветеранов просто так не отобьешься. Просто слов, подходящих нормам советской политической лексике, не подыщешь, не рискуя самому нарваться на прищуренный взгляд какого-нибудь ответственного работника. А то и товарища из КГБ.

Попытки борьбы с «иностранщиной» предпринимались и раньше, еще задолго до СВО, но уже после присоединения Крыма, когда противостояние с Западом стало нарастать. В частности, с идеями квотировать процент иностранных исполнителей на радио выступали композитор Игорь Крутой и продюсер Иосиф Пригожин. Из партий наиболее активно с такими идеями выступала ЛДПР.

После начала СВО проблема квотирования что фильмов, что зарубежной музыки обернулась, правда, совсем не той стороной, какой предполагали ранее сторонники ограничений. Западные фильмы пропали в массовом количестве с российских экранов после ухода из страны ведущих компаний-правообладателей. После чего, столкнувшись с резким падением доходов кинотеатров и позабыв про риторические спекуляции на патриотизме, прокатчики бросились закупать невесть как и где пиратские копии фильмов.

На радио и в музыкальных стримингах картина схожая: ведущие мейджоры, такие как Universal Music Group, Sony Music и Warner Music Group, ушли из России, после чего их партнеры в лице «Яндекс.Музыки» и «VK Музыки» лишились многих зарубежных премьер, столкнувшись также и с ограничениями по старым каталогам. Часть аудитории, разумеется, обратилась к тем же пиратам, лишая легальные сервисы доходов, а государство — налоговых отчислений.

При этом в сфере музыкальной эстрады, о чем, возможно, курский уполномоченный по правам человека не знает, с точки зрения музыкального патриотизма все довольно и так неплохо. По некоторым исследованиям выходит, что 70% аудитории предпочитают отечественных исполнителей, а не тех, что поют на незнакомом широкой публике языке. Правда, и тут нас подстерегает политическая закавыка, поскольку некоторое количество отечественных музыкантов и исполнителей уже успели объявить иноагентами за неправильное отношение к СВО. Это неизбежно возвращает нас снова к тем же советским практикам, когда допуск обывательской аудитории к фильмам, книгам и музыке был сильно политизирован.

При этом советские вожди, при всем их коммунистическом доктринерстве, не додумались принять законы о «недружественных странах», откуда надо запрещать все чохом, а действовали избирательно. Объявляя тех или иных писателей, музыкантов и исполнителей, например, «прогрессивными», «выступающими за дело мира» или за дружбу с СССР. Что открывало их для советских граждан. И, наоборот, подвергая «культуре отмены» по-советски всех, кто позволял себе критику в адрес СССР.

Сейчас многие стриминговые сервисы, следуя политической моде, но главным образом пытаясь сократить резкое падение своих доходов, бросились прокатывать, например, азиатские фильмы. Сверхдоходов, впрочем, это не сулит, слишком велика культурная пропасть. По той же причине наши люди не читают на ночь детям и внукам, например, китайские сказки.

Можно, конечно, довести до абсурда предложения тотального запрета популярной музыки из так называемых недружественных стран и начать транслировать в торговых центрах, репертуаром которых так озаботился курский омбудсмен, китайскую, турецкую или индийскую музыку. Эксперимент начать с его области как раз. А потом посмотреть динамику продаж: будет ли опровергнута теория маркетологов из тех самых зловредных «недружественных стран», согласно которой правильное музыкальное оформление увеличивает продажи до 18-20 %, а неправильное, наоборот, снижает?

Кстати, о фильме «Русское поле» с блистательной Нонной Мордюковой, который всем рекомендует к прокату и просмотру омбудсмен Фирсов. Он о сложных семейных отношениях в советской деревне, в том числе внебрачных, на фоне непростой борьбы с бюрократами за получение новых тракторов для колхоза. В прокате после выхода в свет он занял в год выпуска лишь четвертое место, а первое заняли тогда же снятые «Джентльмены удачи». Так вот, один из героев фильма, призванный в армию, погибает в ходе, как было очевидно всем зрителям, вооруженного конфликта на советско-китайской границе на острове Даманский. Он потом отошел к КНР после делимитации границы. Омбудсмен точно уверен, что именно этот фильм сейчас так актуален?

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию