16+
Пятница, 12 апреля 2024
  • BRENT $ 91.81 / ₽ 8579
  • RTS1166.26
24 июля 2023, 23:27 Политика

Пусть богатые все-таки поплачут. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Губернатор Белгородской области отказался восстанавливать пострадавшие от обстрелов дома богатых жителей региона, сославшись на «справедливость». Какой реакции следует ждать от подобных заявлений?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

На совещании правительства области глава Белгородского района Владимир Перцев попросил у губернатора одноименной области Вячеслава Гладкова разрешения на то, чтобы снять с ответственности ЖКХ восстановление двух разрушенных домов в Нижнем Ольшанце. Причиной чиновник назвал то, что это требует больших вложений, а «там богатые люди живут. Свои придворные и подворные варианты пускай восстанавливают сами». Гладков предложение одобрил: «При всем уважении к людям, которые пострадали, мы не можем восстановить бассейны, аквариумы, машины по 10-15 млн рублей. Справедливость должна быть. Повышенные обязательства берем перед теми, у кого средний и низкий доход. Если человек может купить машину и дом за 50 млн рублей, то это другая история».

Внесение губернатором Гладковым в обсуждение темы восстановления разрушенного в результате обстрелов ВСУ имущества термина «справедливость» — это, конечно, новое слово в юриспруденции. И по этой дорожке можно довольно далеко зайти, на глазок определяя, кому, так сказать, «по справедливости» положена компенсация, а кто «перетопчется», поскольку, мол, «богатенький буратино». При этом кто в данной ситуации достаточно богатый, а кому все-таки может что-то перепасть, определяется на глазок в ходе публичного совещания, а вовсе не путем принятия, скажем, соответствующего закона.

В словах представителя власти можно также уловить легкую классовую неприязнь к анонимным богатеям, высказываемую явно на потребу широкой публике. Нет ли тут разжигания социальной розни? Мол, ишь, что себе позволяют — аквариумы там всякие, бассейны, машины дорогущие. Послушает такое от местного гаранта законности и порядка какой-нибудь недалекий умом обыватель — и начнет еще, не дай бог, радостно улюлюкать вослед украинским дронам и снарядам, когда они будут крошить дома местных буржуев. Мол, так их, жги дальше. Кстати, наверняка эти два обделенные помощью богатея не имеют никакого отношения к губернским властям, иначе те, возможно, вели бы себя по отношению к ним чутче.

Все это чистый волюнтаризм, конечно. Однако такова вообще, вы будете удивлены, ситуация в целом в части правового обеспечения компенсации потери имущества в результате что природных катастроф, что боевых действий. Почти все, включая размеры реальной компенсации, остается на усмотрение начальства. А оно действует в соответствии с политической целесообразностью — как оно ее понимает и, еще вернее, как ему подсказывают из Москвы. Главное тут, чтобы не было возмущений, которые могли бы испортить местному начальству политическую карму уже на федеральном уровне. При этом, вопреки юридической логике, власти обычно не заморачиваются вопросами, а была ли у владельцев погибшего имущества страховка. Люди тоже привыкают, что начальство что-нибудь скинет с барского плеча, и страховками тоже не заморачиваются.

Закон «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», принятый еще в далеком 1994 году, определяет, что за разрушенное жилье и утраченное имущество можно получить: 10 тысяч рублей на члена семьи в качестве разовой матпомощи, но не более 50 тысяч рублей на семью; 50 тысяч рублей на каждого члена семьи за частично уничтоженное имущество первой необходимости или 100 тысяч рублей на каждого члена семьи за полностью уничтоженное имущество первой необходимости. Собственно, все. Остальное — на милость властей и при условии выполнения определенных бюрократических процедур.

Если в регионе введена официально чрезвычайная ситуация, то пострадавшим могут выдать жилищные сертификаты. Покупку жилья взамен разрушенного оплатит государство. Но только из расчета 33 квадратных метра для одиноких граждан, 42 квадратных метра на семью из двух человек и по 18 квадратных метров на каждого в семье от трех человек. Все остальное — за свой счет. Могут выплатить компенсации в случае увечий или гибели от 200 тысяч до 1 млн рублей. В случае ЧС эвакуированным положена компенсация за съемное жилье, если это не у родственников.

В самом Белгороде, например, режим ЧС вводился на несколько дней в апреле, когда на город упала потерянная боевым самолетом бомба. Губернатора Гладкова весной спрашивали жители, почему в каком-то населенном пункте, который подвергается обстрелам, не вводится ЧС, а в другом в такой же ситуации — вводится. Вот что он ответил дословно: «Объявление режима ЧС в каждом селе и хуторе сейчас не требуется. Понимаю, что уровень напряжения растет, если ситуация будет ухудшаться, будем принимать все меры, чтобы обеспечить безопасность, в том числе объявление ЧС. Там, где ситуация требует, что другого решения невозможно». На уточняющий вопрос о критериях добавил: «Критерий физического уничтожения на территории, когда идет стрельба из орудий, стрелкового оружия».

На текущий момент на новое жилье взамен разрушенного в Белгородской области согласились 1439 собственников. Полсотни отказались, собираясь вернуться в свои дома. Не всех собственников пока нашли. Около сотни семей уже получили ключи от новых квартир. От федерального центра Белгородчина получила 2 млрд рублей на компенсацию жилья. Тогда как общие потребности региона на эти цели губернатор оценил в десять раз больше. Видимо, по причине нехватки денег еще сильнее начнут напирать на «социальную справедливость». Рискуя в ответ получить рост недовольства жителей первопричиной происходящего, что вряд ли понравится уже Москве.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию