16+
Суббота, 28 ноября 2020
  • BRENT $ 48.27 / ₽ 3661
  • RTS1302.43
22 апреля 2010, 09:52
Спецпроект: Месяц Франции

«У инвесторов есть мой мобильный»

Лента новостей

В канун открытия первого в России завода Peugeot/Citroen в Калужской области губернатор Анатолий Артамонов рассказал BFM.ru, чем регион привлекает российских и зарубежных инвесторов

Анатолий Артамонов: Фото: РИА Новости
Анатолий Артамонов: Фото: РИА Новости

В пятницу в Калужской области состоится церемония официального открытия первого в России завода Peugeot/Citroen с участием высшего российского руководства. По итогам первого квартала Россия оказалась самым неудачным рынком для французского автопроизводителя.

С появлением нового завода французы намерены изменить эту ситуацию. Как пояснил в интервью BFM.ru представитель PSA Peugeot Citroën Лоран Сиколелла, с конвейера завода в Калужской области уже несколько недель сходят автомобили Peugeot-308. К 2012 году на заводе будет работать около 3 тысяч человек, преимущественно местных жителей. Представитель французского автогиганта особо отметил деловой климат и развитую инфраструктуру Калужской области, что наряду с географической близостью к Москве послужило решающим фактором при выборе места строительства предприятия.

В канун открытия завода губернатор Калужской области Анатолий Артамонов дал обстоятельное интервью BFM.ru, в котором он рассказал, чем регион привлекает российских и зарубежных инвесторов.

— Правительство Франции финансирует проект компании «Далькия» по повышению энергоэффективности объектов коммунального хозяйства Калуги. В Калуге же пройдет очередное заседание российско-французского совета по экономическим, финансовым, промышленным и торговым вопросам. У области какие-то особенные отношения с Францией?

— Мы активно сотрудничаем с компаниями из Франции. Но этим наши связи с ней не ограничиваются. Поэтому именно у нас начале осени состоится заседание комиссии российско-французского сотрудничества. В рамках года Франции в России и России во Франции у нас проходит много совместных мероприятий. Например, наш драматический театр поедет во Францию. В области открыли школьный музей и памятник летчикам эскадрильи «Нормандия-Неман». Мы перенимаем у французов передовые методы в обучении, создали российско-французский университет делового администрирования. Его студенты могут обучаться и в России, и во Франции.

С компаниями из Германии, Дании, Швеции, Италии, Финляндии у нас тоже тесное сотрудничество. Финны у нас строят свой индустриальный парк. Для нас это своего рода диверсификация инвестиционной политики. Мы настроены использовать у себя опыт и этих стран.

— Калужскую область считают самой дружелюбную к инвесторам. Чем она так привлекательна?

— Первое, о чем мы задумались, когда стали привлекать инвестиции, это то, почему в российскую экономику вообще приходит мало инвестиций и что отпугивает инвесторов. Получить ответ было нетрудно благодаря нашему участию в различных форумах и откровенным высказываниям иностранных партнеров. Их пугает, в частности, наша бюрократия: длительные процедуры оформления земельных участков, всевозможных разрешений на подключение к энергоресурсам, экологические разрешения, санитарные и так далее. Ну и, конечно, пресловутая российская коррупция, которой они боятся.

Одновременно мы начали изучать опыт других государств, особенно тех, кто преуспел в привлечении инвестиций. Мы выезжали в Китай, смотрели на их работу с инвесторами, ездили в европейские государства, США и поняли: нужно максимально упростить бюрократические процедуры и поставить жесткий заслон коррупции на территории нашей области. В конце девяностых мы приняли областной закон «О государственной поддержке субъектов инвестиционной деятельности в Калужской области».

В нем предусмотрели некоторые льготные условия, а дальше начали просто работать с инвесторами. Пошли по пути формирования индустриальных парков, что нам здорово помогло. Кроме того, мы поняли, что нам нужно привлечь узнаваемых инвесторов, которые служили бы своеобразным знаком качества: раз уж они к нам пришли, тогда и другие пойдут. К нам пришла финская компания Enso, которая занимается лесопереработкой и изготовлением бумаги (после слияния со шведами стала называться StoraEnso – BFM.ru). Они построили в Балабаново завод по изготовлению гофрокартона. Потом пришла компания SAB (SAB Miller – BFM.ru).

Мы старались много рассказывать о себе, на радио, по телевизору, в газетах и журналах, но быстрее всего информация распространяется из уст в уста. Нам важно было, чтобы кто-то о нас хорошо рассказывал. Постепенно начала складываться наша деловая репутация, которой мы очень дорожим. Это наше самое большое приобретение.

— Какова налоговая политика региона для инвесторов? Есть ли «налоговые каникулы» для иностранцев, отменяют ли для них какие-то налоги?

— Наш закон об инвестиционной деятельности, действительно, предусматривает некоторые налоговые преференции для инвесторов. Это не определяющий фактор, хотя инвесторы и учитывают его тоже. Сегодня многие регионы имеют различные налоговые послабления по налогам на прибыль, на имущество, и так далее. Но главное — регион должен быть доброжелательным к инвесторам, власти должны делать все то, что они декларируют.

У нас снижение налога на прибыль на несколько пунктов зависит от объема инвестиций, от месторасположения инвестиционного проекта — мы бы хотели, чтобы территории области развивались равномерно. Конечно, все в рамках разрешенного законами России. Если в начале нашей работы нам можно было всего на четыре пункта снижать налог на прибыль, так мы и делали. Сейчас на первые годы реализации проекта инвесторы освобождаются от региональной части налога на землю и имущество. Мы несем косвенные расходы, но они быстро окупаются.

— Каким был объем инвестиций в Калужскую область в прошлом году? Было ли снижение иностранных инвестиций из-за кризиса?

— Да, объем инвестиций был несколько меньше по сравнению с 2008 годом, который стал для нас рекордным. Мы тогда получили в реальный сектор экономики почти 66 млрд рублей российских инвестиции, иностранных - чуть более 1,5 млрд. В прошлом году снижение составило 12%. Год к году объем инвестиций будет колебаться, ведь не каждый год мы завод Volkswagen строим. 23 апреля мы открываем крупноузловую сборку автомобилей «Пежо-Ситроен», идет подготовка к полному циклу их производства. За счет этого в этом году область будет иметь хорошее увеличение инвестиций. К тому же мы очень диверсифицировано подходим к привлечению инвесторов.

— В чем это выражается?

— Нас интересует не только автомобилестроение. Мы приняли закон о формировании фармацевтического кластера, к нам уже пришли две компании. Построена фабрика сербского концерна «Хемофарм», подписано соглашение с «Берлин-Хеми». Создается несколько производств в Обнинске. Откроется кондитерская фабрика, несколько предприятий по производству сельскохозяйственных машин, строительные предприятия. Если говорить о французах, в этом году, начинается строительство завода по производству цемента компании «Лафарж». В технопарке «Ворсино» в этом году открывает производство французская фирма «Лореаль». Так что у нас очень разноплановые инвестиции. Мы это делаем для того, чтобы обезопасить себя от различных негативных процессов, связанных с той или иной ситуацией в экономике.

— Есть ли специальный человек в администрации, который отвечает за отношения с инвесторами?

— Главный человек, который этим занимается, — губернатор (смеется). У каждого инвестора есть мой номер мобильного телефона. Естественно, в моей команде есть специалисты, которые непосредственно заняты этой темой, среди них мой заместитель Максим Акимов. Этими вопросами занимаются и люди из областного министерства экономического развития. Мы еще в 2000-м году создали Агентство регионального развития. Кстати, этот подход мы переняли у французов. Агентство занимается сопровождением всех инвестиционных проектов, оказывает консалтинговые услуги. Дальше мы создали Корпорацию регионального развития, которая занимается оказанием девелоперских услуг для инвесторов, и обустройством тех площадок, которые мы предоставляем в индустриальных парках. Наш опыт сегодня очень многие регионы у себя тоже используют.

— Есть ли в Калужской области система «одного окна», когда инвесторы могут принести пакет документов и без волокиты оформить все?

— Нет, это способ затянуть все, окутать бюрократией. Оно хорошо на бумаге, но на самом деле не очень здорово получается. На практике хорошо тогда, когда глаза в глаза договорились, а дальше работаем в рамках этих договоренностей. Наше «одно окно» — это Инвестиционный совет или, как мы его назвали, «Совет по публичному рассмотрению инвестиционных проектов». Приходит инвестор, в одном зале собираются все службы, которые проводят согласования. Вопросы задали, ответы получили, все расписались на одном листе и до свидания. Вот вам и одно окно. Если кто-то выдает за достижение, что за 3 месяца, а то и 7 оформляют земельный участок, то у нас он оформляется сразу: иди и строй.

— Где вы селите иностранцев на первых порах? В гостиницах или строите специальное жилье?

— У нас очень много иностранных специалистов живет. Для них строят специальные гостиницы, кстати, они и сами их строят. Это еще одно направление нашей инвестиционной деятельности, так называемой индустрии гостеприимства, мы этому уделяем особое внимание. Раньше иностранцы снимали квартиры в Калуге. Сейчас мы строим некоторое количество специального жилья, ориентированного на продажу иностранным компаниям.

— Сколько приходится вкладывать в строительство такого специального жилья?

— Это все коммерческие проекты, деньги из бюджета не задействованы. Это часть нашей политики по поддержанию инвестиционной деятельности.

— Какие у вас договоренности с инвесторами по созданию инфраструктуры?

— Инвестор получает участок, на котором размещается инвестиционный проект, причем, даже если этот участок находится вне индустриального парка. Область подает все коммуникации на участок: газ, воду, электроэнергию, железную дорогу, если необходимо, автомобильную дорогу, стоки забираем. Инвестору остается только построить свое предприятие. Конечно, частично стоимость этих работ входит в стоимость земли, которая будет потом инвестором оплачиваться. Но в любом случае, для инвестора так гораздо дешевле, чем если бы он ходил везде сам и пытался бы решить в условиях бюрократии эти вопросы.

— Выбор земли за инвестором или вы что-то рекомендуете?

— Наша главная задача в том, чтобы проект был успешным, поэтому мы не должны скрывать какую-то информацию от инвестора. Это не входит в наши интересы. Если какой-то инвестор скажет, что он что-то сделал в Калуге, но у него не очень удачно получилось, это было бы просто катастрофой.

Мы сразу раскрываем все карты, предупреждаем о преимуществах и недостатках участков. Абсолютное большинство хочет размещаться на территории индустриальных парков, их у нас уже шесть на сегодняшний день. Потому что там, действительно, уже все в комплексе.

— Сколько примерно вы вложили в строительство индустриальных и технопарков?

— Мы начали эту работу еще в 1998 году, первая индустриальная муниципальная зона была создана в Обнинске. С того момента по сегодняшний день общие расходы на создание инфраструктуры индустриальных парков составили примерно 7-7,5 млрд рублей. Из этой суммы бюджетные деньги составили меньшую часть, это были, в основном, коммерческие кредиты для Корпорации регионального развития. Вложения в значительной степени, если не полностью, окупились, за счет существенных налоговых поступлений от индустриальных парков.

— Принимает ли область участие в обучении персонала для предприятий?

— Этот вопрос больше всего волнует иностранные компании. Мы создаем специальные учебные центры. Например, в Калуге есть учебный центр по подготовке специалистов для автопромышленности. Он очень хорошо оснащен, и я могу с полной уверенностью сказать, что такого учебного центра, которым располагают у нас «Фольксваген» и «Вольво», в России больше нет. Следующий центр будет для машиностроительной промышленности, его выпускники будут работать в обрабатывающих производствах. В филиале Бауманского университета создано специальное отделение для работы на предприятиях автопрома и сельхозмашиностроения. В общем, это помогает.

— Как в области организовано обучение иностранным языкам?

— Им обучают в разных учебных заведениях и на специальных курсах. Многие изучают языки самостоятельно. Тем, кто постарше, приходится догонять. Мне, кстати, тоже.

— Какой язык вы изучаете?

— У меня был немецкий, теперь приходится английский учить, он наиболее распространенный. А что касается школ, высших учебных заведений, то я хочу сказать, что если раньше приходилось настойчиво убеждать ребят, что надо учить иностранные языки, то сегодня это им самим видно никого не надо. Всем понятно, что даже с красным дипломом, но без знания иностранного языка на престижную и высокооплачиваемую работу в иностранную фирму не устроишься.

— У вас в одной из калужских школ есть специальный французский класс для детей сотрудников «Пежо».

— Да, у нас и для детей специалистов из Германии такой же класс создан. Мы сейчас работаем над тем, чтобы открывать специальные школы для детей сотрудников. Но туда смогут ходить и дети обычных калужан. Таким образом происходит сближение разных культур. К дружбе народов легче всего придти через экономику, через взаимодействие и сотрудничество отдельных граждан, компаний и государств.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию