16+
Суббота, 20 апреля 2024
  • BRENT $ 87.39 / ₽ 8166
  • RTS1173.68
9 марта 2023, 22:40 Право

На процессе по делу Гази Исаева прозвучала история о «цене свободы» и «палке колбасы»

Лента новостей

Прокурор потребовал приговорить к пожизненному сроку полковника МВД Гази Исаева за пособничество в совершении терактов в московском метро. В то же время защита сочла его вину недоказанной и просила оправдать. Сам Исаев призвал судить его по делам, «а не по чьим-то лживым словам и слухам»

Бывший начальник отдела МВД по Кизлярскому району Дагестана Гази Исаев.
Бывший начальник отдела МВД по Кизлярскому району Дагестана Гази Исаев. Фото: Сергей Киселев/АГН «Москва»

Во 2-м Западном окружном военном суде вступил в финальную стадию процесс по уголовному делу бывшего начальника ОМВД по Кизлярскому району Дагестана, полковника Гази Исаева (включен в список террористов и экстремистов Росфинмониторинга). В ходе прений прокурор заявил, что считает доказанной вину подсудимого в причастности к подготовке в 2010 году взрывов на станциях московского метро «Лубянка» и «Парк культуры», унесших жизни 39 человек. Для экс-силовика гособвинитель Роман Болдырев запросил самое строгое из существующих наказаний — пожизненный срок.

В свою очередь адвокат подсудимого Эльдар Хастинов настаивал, что «достоверных, достаточных и допустимых доказательств виновности» Исаева в ходе процесса, который длился с 19 декабря, представлено не было, и просил его оправдать. Для того чтобы подвести итог процессу, прокурору потребовалось менее получаса. Он заявил, что версия следствия нашла свое полное подтверждение.

Помощь боевикам

Напомнив фабулу обвинения, Болдырев рассказал, что в 2009 году Исаев, будучи должностным лицом (в то время он был заместителем начальника отдела криминальной милиции Кизлярского района Дагестана), вошел в состав преступного сообщества. Он разделял идеологию радикального ислама, которую исповедовали участники признанной террористической и запрещенной на территории РФ организации «Имарат Кавказ». По словам прокурора, Исаев разглашал бандитам служебную информацию, в частности о контртеррористической операции против боевиков. Последние ставили своей целью создание шариатского государства на территории Северо-Кавказского региона.

«В итоге участники [бандподполья], получив план оперативных мероприятий, скрылись с мест их проведения и задержания», — сказал он. Кроме того, по словам прокурора, Исаев перевозил вооруженных бандитов и главарей банды для участия в собраниях на территории Дагестана, на одном из которых и было принято решение о совершении терактов в столице.

А в марте 2009 года Исаев привез одну из смертниц — Марьям Шарипову (жена главаря подполья Магомедали Вагабова, убит в 2010 году) из «неустановленного домовладения» в Кизлярском районе Дагестана к месту отправки междугороднего автобуса в Кизляре, откуда она уехала в Москву. Кто организовал отправку в столицу второй шахидки — Дженнет Абдулаевой, — так и не установили.

Рано утром 29 марта 2010 года смертницы привели в действие бомбы в вагонах поездов — вначале на станции метро «Лубянка», затем на «Парке культуры». «Обращаю внимание, что тогда погибли 39 человек (а также две террористки. — Business FM), 128 граждан получили телесные повреждения разной степени тяжести, а ФГУП «Московский метрополитен» был причинен значительный имущественный вред», — указал гособвинитель.

«Активный участник»

Он напомнил позицию подсудимого, который вину не признал и заявил, что его дело было возбуждено из-за конфликта с главой Кизлярского района Дагестана Александром Погореловым, преступной деятельности которого, по словам Исаева, он противостоял. Обвиненный в коррупции чиновник ни до своего суда, ни до суда Исаева на дожил — он скончался в 2021 году. Исаев также утверждал, что свидетели его оговаривают, а следствие велось с многочисленными нарушениями закона. «Он заявил, что следователь требовал от него передачи крупной денежной суммы, а после отказа фальсифицировал против него доказательства», — сказал прокурор. Однако, по мнению гособвинителя, доводы подсудимого не нашли свое подтверждение.

Он заявил, что вина силовика подтверждается показаниями свидетелей. Интересно, что один из них, Магомед Нуров (в феврале 2022 года он получил пожизненный срок, включен в список террористов и экстремистов Росфинмониторинга), отказался от своих показаний, сказав в суде, что дал их на следствии под давлением. «Однако следователь и оперативники в ходе допроса в суде акт каких-либо незаконных воздействий на Нурова отрицали», — сказал Роман Болдырев. Он также напомнил, что против подсудимого показания дал и другой свидетель, Пахрудин Ахмедов, осужденный за теракт у здания Кизлярского РОВД.

«Оснований оговаривать Исаева у Ахмедова нет, он получил пожизненный срок, оснований для смягчения ему приговора не имеется», — сказал гособвинитель. Он подчеркнул, что доводы Исаева о том, что Ахмедов ему мстит, поскольку лично задерживал и его, и его брата, также не подтвердились.

Завершая свою речь, Болдырев обратил внимание суда на то, что Исаев знал о готовящемся преступлении, «но, будучи сотрудником правоохранительных органов, не сообщил о нем и, более того, активно в нем участвовал».

Запрошенный срок

По совокупности совершенных преступлений — участия в преступном сообществе с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 210 УК РФ), бандитизма (ч. 3 ст. 209 УК РФ), а также двух эпизодах теракта (ч. 3 ст. 205 УК РФ) прокурор просил приговорить экс-силовика к пожизненному сроку в колонии особого режима с отбыванием первых пяти лет в тюрьме. Также он предложил лишить Гази Исаева специального звания полковника полиции и назначить ему в качестве дополнительного наказания штраф в размере 900 тысяч рублей.

В ответ адвокат подсудимого подверг критике доказательства обвинения, которые, на его взгляд, являются противоречивыми.

Алиби подсудимого

Так, Эльдар Хастинов указал, что, согласно фабуле обвинения, именно Исаев в ночь на 22 марта 2010 года отвез лидера бандподполья Магомедали Вагабова для участия в собрании, на котором и было принято решение о совершении терактов в Москве. В то же время ранее вынесенным приговором суда установлено, что это сделал Магомед Нуров, отметил защитник.

Доводы прокуратуры о том, что Исаев с 25 по 27 марта 2010 года перевез в Дагестан Вагабова, помог ему миновать пост ДПС в городе Кизилюрт, а также 27 марта привез смертницу Шарипову к месту посадки на автобус в Москву, опровергает имеющееся у подсудимого алиби. Он заявил, что в те дни Исаев лежал в больнице с воспалением голени и пробыл там вплоть до 28 марта.

Адвокат отметил, что «Имарат Кавказ» был признан террористической организацией и запрещен в России лишь в 2010 году, поэтому ни Исаев, ни кто-либо другой не могли осознавать противоправный характер деятельности данной организации «задолго до вынесения судом соответствующего решения».

Убитые свидетели

Также он подчеркнул, что никто из допрошенных в суде свидетелей не заявил напрямую об участии Исаева в этой организации и контактах полковника с ее главарями, — все они что-то слышали об этом с чьих-то слов. При этом большинство «первоисточников» в настоящее время убиты «самим Исаевым в ходе его борьбы с террористами».

Хастинов отметил, что в суде главный свидетель обвинения Магомед Нуров признался: на следствии он оговорил Исаева в обмен на обещание следователя и оперативников, что он избежит пожизненного срока, а отправится в колонию на 15 лет.

Показания другого ключевого свидетеля обвинения — участника «Имарат Кавказ» Пахрудина Ахмедова, на его взгляд, также не выдерживают критики. Ведь о том, что бандитам «сливал» информацию о спецоперациях против них некий высокопоставленный офицер из Кизлярского райотдела по имени Гази, он слышал со слов другого боевика Рабадана Рабаданова. Однако проверить слова последнего нельзя, так как он был убит в 2012 году.

«Свидетель Ахмедов в судебном заседании наотрез отказался подтвердить ранее данные показания о причастности Исаева к деятельности преступного сообщества и банды «Имарат Кавказ». На любой вопрос, прямо или косвенно касающийся личности Исаева, свидетель Ахмедов отвечал молчанием», — сказал защитник.

Показания ради «палки колбасы»

Сам Гази Исаев в суде заявил, что Ахмедов был готов пойти на все ради «палки колбасы». Под «палкой колбасы» подсудимый, как пояснил адвокат, подразумевал возможность хоть на время дачи показаний покинуть колонию «Вологодский пятак» для осужденных пожизненно и побывать в родном краю, у себя доме в Дагестане (там проводилась проверка его показаний на местности), увидеть родителей, супругу и детей. «Никакой реальной ответственности за дачу ложных показаний для пожизненного осужденного не существует», — заметил Хастинов.

Продолжая свою мысль об оговоре Исаева боевиками, адвокат отметил, что, согласно показаниям ряда свидетелей, «Исаев за свою активную деятельность по борьбе с преступностью в районе был приговорен шариатским судом» к смертной казни. «Он принял личное и непосредственное участие в 16 спецоперациях, в ходе которых были уничтожены 77 боевиков, и даже представлялся к ордену Мужества, но не успел его получить», — сказал адвокат.

Заявление Исаева о вымогательстве у него в ходе следствия денег защитник прокомментировал следующим образом. Как рассказал адвокат Business FM, его клиент данный факт не скрывал и даже писал заявление в СК, ФСБ и Генпрокуратуру.

Цена свободы?

По словам Хастинова, когда Исаев уже был арестован, 10 декабря 2020 года, в отсутствие адвоката к нему в СИЗО «Лефортово» приехал следователь и на бумажке «написал цифру 200». «Мой подзащитный считает, что следователь оценил его свободу в 200 млн рублей. Когда следователя в суде спросили, зачем он приходил, он изложил версию о том, что явился к арестованному, чтобы проверить мою информацию о неоказании ему медпомощи в изоляторе и непредставлении лекарств от диабета. Однако это заявление я написал еще 24 ноября, а уже на следующий день, 25 ноября, следователь вынес постановление, в котором удовлетворил мое ходатайство и направил информацию о состоянии здоровья Исаева администрации СИЗО. Поэтому оснований приходить в СИЗО и навещать его по этому вопросу у него не было», — заметил в беседе с Business FM защитник. Он призвал суд «не идти на поводу представителей зла» и оправдать подсудимого в связи с непричастностью к инкриминируемым преступлениям.

Сам Исаев в прениях сторон выступил с небольшой ремаркой, сказав, что считает обвинение «от начала и до конца ложным и сфабрикованным». «Прошу меня судить по моим делам, а не по чьим-то лживым словам и слухам», — попросил он тройку судей. Те обещали выслушать последнее слово подсудимого 14 марта, а спустя два дня, 16 марта, огласить приговор.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию