16+
Среда, 29 мая 2024
  • BRENT $ 83.44 / ₽ 7448
  • RTS1167.72
1 марта 2023, 21:05 Право

Как генерал-лейтенант ФТС Александр Кизлык получил десять лет колонии за помощь пассажирам

Лента новостей

Суд согласился с версией следствия о том, что в одном случае он распорядился назначить минимальный штраф пассажиру, а в другом — вернуть деньги жене посла. Защита считает, что в действиях фигуранта и его подчиненных не было ничего противозаконного

Александр Кизлык.
Александр Кизлык. Фото: Александр Авилов/АГН «Москва»

Десять лет лишения свободы в колонии общего режима — такое наказание получил по приговору Дорогомиловского суда Москвы бывший начальник управления таможенных расследований и дознания Федеральной таможенной службы (ФТС) генерал-лейтенант Александр Кизлык. По версии следствия, он дважды злоупотребил полномочиями. В первом случае по просьбе своего коллеги он помог назначить пытавшемуся вывезти из России в Черногорию пассажиру 315 тысяч евро минимальный штраф, а во втором — уйти от ответственности жене российского посла, которая забыла задекларировать почти 42 тысячи долларов при въезде на родину. Четверо коллег генерала получили от пяти до семи лет заключения.

Защита, которая считает, что в действиях таможенников не было ни состава, ни события преступления, намерена обжаловать приговор. По мнению адвокатов, столь жесткие приговоры лишь вынудят сотрудников таможни применять к пассажирам максимальные санкции.

Для того чтобы огласить приговор, судье Галине Таланиной потребовалось всего 12 минут — по новым правилам суды оглашают лишь вводную и резолютивные части судебных актов.

Она признала виновным Александра Кизлыка в двух эпизодах злоупотребления должностными полномочиями, причинивших тяжкие последствия (ч. 3 ст. 285 УК РФ). Четверо других подсудимых — его заместитель Алексей Серебро, два заместителя начальников Домодедовской и Внуковской таможен Юрий Черкашин и Константин Мишин, а также старший дознаватель отдела дознания Домодедовской таможни Андрей Шурыгин — были осуждены за один эпизод.

Два эпизода дела

События, которые легли в основу уголовного дела, произошли в 2019 году. По версии следствия, в первом случае Кизлык выполнил просьбу заместителя московского прокурора по надзору за исполнением законов на воздушном и водном транспорте Дмитрия Листопада (он заочно арестован и объявлен в розыск). Последний попросил назначить минимальное наказание пассажиру Игорю Степанову. Тот, вылетая в феврале 2019 года из аэропорта «Внуково» в Черногорию, попытался вывезти 315 150 евро, не задекларировав валюту.

По поручению Кизлыка его заместитель Алексей Серебро вынес постановление о назначении «заниженного административного штрафа в размере одной четвертой незадекларированной суммы наличных денежных средств», а заместитель начальника Внуковской таможни, полковник Константин Мишин подписал документ, в котором сообщил о необходимости назначения именно такого наказания. В итоге Степанову был выписан административный штраф в 5 млн 806 тысяч рублей. Изъятые 315 тысяч евро ему возвратили, а не конфисковали, что, по мнению следствия, причинило государству ущерб на сумму в 23 млн 227 тысяч рублей (по курсу того времени).

В отношении Степанова возбудили уголовное дело за контрабанду денежных средств в особо крупном размере (ч. 2 ст. 200.1 УК РФ). Однако 13 сентября 2019 года Хорошевский суд Москвы дело прекратил в связи с деятельным раскаянием пассажира и назначил ему штраф в 50 тысяч рублей.

Второй эпизод дела касался ухода от уголовной ответственности жены посла России в Кении Дмитрия Максимычева Елены Максимычевой. Возвращаясь в июле 2019 года в Москву, женщина, вместо того чтобы пройти в зал официальных делегаций, где ее встречал сотрудник МИД, вместе со всеми пассажирами прошла по зеленому коридору в аэропорту «Домодедово». Сама пассажирка утверждала, что очень плохо себя чувствовала после длительного перелета и поэтому не задекларировала 41 895 долларов, которые, по ее словам, были зарплатой мужа.

Согласно материалам дела, действуя по просьбе бывшего начальника управления таможенного сотрудничества ФТС России Сергея Коноваленко, Александр Кизлык договорился через начальника Домодедовской таможни, полковника Юрия Черкашина о вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Максимычевой за контрабанду наличности в особо крупном размере. Его подписал старший дознаватель по особо важным делам отдела дознания Домодедовской таможни ФТС майор Андрей Шурыгин.

В отношении нее возбудили административное дело, однако его прекратили в связи с малозначительностью содеянного. Жене же посла вернули 41,8 тысячи долларов, что в рублевом эквиваленте на дату изъятия составило 2 млн 644 тысячи рублей.

Наказание для таможенников

В ходе судебного процесса подсудимые вину отрицали, утверждая, что действовали по закону и никакой материальной выгоды от своих действий не получили. Однако судья сочла их вину доказанной. Приговорив Александра Кизлыка к десяти годам в колонии общего режима, она лишила его звания генерал-лейтенанта таможенной службы, а также классного чина государственного советника юстиции второго класса и госнаград: ордена Почета, ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени, медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, а также почетного звания заслуженного юриста Российской Федерации.

Алексей Серебро был осужден на семилетний срок, Юрий Черкашин получил шесть лет заключения, а Константин Мишин и Андрей Шурыгин — по пять лет лишения свободы в колонии общего режима. Серебро, Мишина и Черкашина суд лишил званий полковников таможенной службы, а Шурыгина — майора таможенной службы. Последний, являясь отцом четверых детей, в отличие от других фигурантов, находился не под стражей, а под домашним арестом, поэтому его взяли под стражу в зале суда. Предвидя подобный исход, Шурыгин приехал в суд с вещами.

Адвокаты назвали приговор незаконным и пообещали обжаловать его в Мосгорсуде. По мнению адвоката Кизлыка, управляющего партнера адвокатского бюро МИЛЛ Олега Сопоцинского, действия его подзащитного, а также других подсудимых вообще не образуют состав преступления. «Обвинение даже не смогло сформулировать нормы закона, которые были ими нарушены», — считает он. Адвокат полагает, что в деле отсутствуют доказательства вины фигурантов, оно было возбуждено незаконно и расследовалось с грубейшими нарушениями. Предъявленное таможенникам обвинение он назвал «нагромождением вымыслов». По его мнению, вопреки доводам прокуратуры, которая в обоснование вины фигурантов ссылалась на показания свидетелей, все они заявили «что фактически никакой преступной деятельности подсудимые не осуществляли». «Иначе их показания интерпретировать невозможно», — заявил адвокат.

Он отметил, что ключевое доказательство — аудиозаписи прослушки телефонных разговоров Кизлыка с подчиненными — также не выдерживает критики. По его словам, проведенная по делу в Минюсте фоноскопическая и лингвистическая экспертиза установила, что разговоры фигурантов не содержали бесед, связанных с освобождением Степанова и Максимычевой от уголовной ответственности и занижением наказания по делам об административных правонарушениях. Адвокат отметил, что следствие не установило множество обстоятельств, например действительно ли Максимычева являлась женой посла. Он считает, что у женщины просто не могло быть умысла на контрабанду, так как она везла домой зарплату мужа.

Право на УДО

По мнению защищавшего Алексея Серебро адвоката Марата Файзулина, следствие и суд фактически устроили расправу над таможенниками, которые лишь адекватно оценили действия пассажиров. «Это не взятка, не коррупция. Я не понимаю, к чему мы идем?» — возмутился защитник. По его мнению, после столь жесткого приговора должностные лица таможни, привлекая к ответственности авиапассажиров за формальные нарушения, не будут назначать им «адекватные санкции, а будут применять максимальные штрафы». «Мы этого хотим? Наверное, да. Я вас поздравляю с этим», — в сердцах бросил после приговора адвокат.

Несмотря на эмоциональную реакцию защиты, большинство подсудимых, за исключением Андрея Шурыгина, довольно скоро уже могут оказаться на свободе. Находящиеся в СИЗО с 2019 года Серебро, Мишин и Черкашин уже отбыли больше половины назначенных сроков и после вступления приговора в силу могут ходатайствовать об условно-досрочном освобождении (УДО). Довольно скоро с аналогичной просьбой в суд может обратиться и Кизлык — день в СИЗО приравнивается к полутора дням в колонии общего режима. Таким образом, лишенный звания генерал уже отбыл четыре года и восемь месяцев заключения.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию