16+
Среда, 17 апреля 2024
  • BRENT $ 89.60 / ₽ 8429
  • RTS1155.46
8 февраля 2023, 12:03 Право

Обвинение потребовало приговорить Сергея Фургала к 23 годам колонии

Лента новостей

Ранее присяжные признали его виновным в организации заказных убийств и покушения на убийство. Трех других подсудимых прокурор предложил осудить на сроки от 10,5 года до 22 лет заключения

Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Обновлено в 14:40

Прокуратура потребовала приговорить к 23 годам лишения свободы в колонии строгого режима экс-губернатора Хабаровского края Сергея Фургала по делу об организации заказных убийств и покушения на убийство, совершенных в 2004-2005 годах.

Как сообщает корреспондент Business FM, такое наказание гособвинитель Александр Коробейников предложил назначить по совокупности совершенных им преступлений «в целях восстановления социальной справедливости и предотвращения совершение новых преступлений».

Трех других подсудимых прокурор предложил осудить на сроки от 10,5 года до 22 лет заключения. Так, представшего вместе с политиком перед судом Андрея Карепова прокуратура предлагает осудить на 22 года лишения свободы, Андрею Палею назначить 17 лет заключения, а единственного заслужившего снисхождение присяжных подсудимого Марата Кадырова отправить в колонию на 10,5 года. При этом последнему прокурор предложил назначить срок путем частичного сложения с приговором, который был ему вынесен еще 19 ноября 2003 года в Хабаровске за заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК РФ). Тогда Кадыров получил 1,5 года лишения свободы условно. Этот приговор прокурор предложил отменить и считать реальным.

Все подсудимые, по мнению гособвинения, должны отбывать сроки в колонии строгого режима.

При назначении подсудимым наказания прокурор просил учесть ряд смягчающих и отягчающих вину подсудимых обстоятельств. В частности, к смягчающим вину подсудимых обстоятельствам суд отнес их положительные характеристики по месту жительства и наличие у подсудимых Палея и Карепова малолетних и несовершеннолетних детей. Отягчающим вину Фургала обстоятельством, по словам прокурора, следует считать совершение им преступления с использованием оружия и боеприпасов. Смягчающих его вину обстоятельств гособвинение не усмотрело.

Иски потерпевших — вдовы Евгения Зори Ларисы Зори о возмещении морального вреда на сумму 900 млн рублей и вдовы Олега Булатова Оксаны Наумовой на сумму 200 млн рублей — прокурор предложил передать на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Арест, наложенный на имущество Фургала, гособвинитель предложил сохранить до вступления его приговора в законную силу. В суде прозвучало, что у фигуранта были изъяты и арестованы наличные на сумму 2 млн 940 тысяч рублей, 3719 долларов, 1 млн 495 тысяч рублей, два автомобиля, земельный участок в Московской области стоимостью 6 млн 900 тысяч рублей, квартира во Владивостоке стоимостью 4 млн 915 тысяч рублей, жилое здание и участок в Хабаровске стоимостью 6 млн 432 тысяч рублей и 795 тысяч рублей соответственно, часы стоимостью 1 млн 34 тысячи рублей, а также 400 тысяч долларов, найденные на счетах племянницы бывшей жены Фургала, но фактически принадлежащие подсудимому.

В свою очередь адвокаты подсудимых просили распустить коллегию присяжных и либо вынести подсудимым оправдательный приговор, либо вернуть дело на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Адвокаты указали, что такую возможность дает статья 348 Уголовно-процессуального кодекса, которая гласит, что обвинительный вердикт присяжных обязателен для судьи, за исключением ряда случаев. В частности, если председательствующий признает, что обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновного и имеются достаточные основания для постановления оправдательного приговора.

«Сергей Иванович непричастен к данным событиям, и в свое время было даже вынесено постановление об отказе [в привлечении его к уголовной ответственности]», — сказал адвокат Фургала Михаил Карапетян.

Он высказался против предложения прокурора возложить на подсудимого процессуальные издержки по делу, в частности по явке в Москву свидетелей. «Прокуратура должна сама оплачивать явку своих свидетелей. Именно по их инициативе была изменена подсудность, и свидетелей доставляли сюда [из Хабаровска]. Сергей Иванович тут ни при чем, — сказал адвокат. — Я прошу оправдать моего подзащитного, сохранив его доброе имя и вернув его семье, так как он непричастен к преступлению».

В последнем слове Сергей Фургал упрекнул судью Геннадия Цоя в том, что он «с первого дня» занял позицию стороны обвинения. По его мнению, на присяжных оказывалось «беспрецедентное давление». Экс-политик в очередной раз назвал свое дело заказным.

«Ведь беда в чем? Будучи несогласованным губернатором, я очень сильно мешал структурам пользоваться благами, которые принадлежали всем. А пришел новый губернатор и сказал, что теперь так больше не будет, будете платить налоги в бюджет», — такую версию озвучил подсудимый.

Кроме того, по мнению фигуранта, с помощью суда «отрабатывался механизм, как перераспределять финансовые ресурсы через посадку определенных людей». «У меня стояла задача: в 2023 году уйти с поста губернатора, но остаться в памяти. Я не хотел быть губернатором, но люди попросили. За два дня до выборов меня предупредили: либо уйти, либо тюрьма. Я выбрал тюрьму», — заявил Фургал.

Запрошенный ему срок экс-губернатор назвал «безумным». В завершение он обвинил судью и прокуроров в том, что они «вначале убили правосудие», а потом «убили коллегию присяжных заседателей». Подсудимый назвал выдвинутое против него обвинение абсурдным и недоказанным. «К сожалению, теперь в таком абсурде мы живем, — сказал он. — Весь цинизм заключается в доказанности недоказанного. А раз сегодня это доказано, то завтра потоком пойдут [такие] дела. Моя вина заключается в том, что я такое хочу изменить».

Другие подсудимые в последнем слове тоже сделали заявления, в которых также говорили о недоказанности обвинения и упрекали процессуальных противников в желании получить «ведомственные награды». Они не стеснялись в выражениях. Так, Андрей Карепов назвал процесс «балом сатаны». Он назвал убийцами тех, кто «готов обречь на смерть больного человека», имея в виду Марата Кадырова, защита которого заявляет о наличии у его онкологического заболевания.

Приговор будет оглашен 10 февраля.

Ранее, 2 февраля, присяжные признали фигурантов виновными по делу о покушении на убийство предпринимателя Александра Смольского, а также в убийстве бизнесмена Евгения Зори и сотрудника фирмы «Миф-Хабаровск» Олега Булатова. Преступления были совершены в Амурской области и Хабаровском крае в 2004-2005 годах. Поводом для них в двух первых случаях стал конфликт в бизнесе, а Булатова «убрали» как ненужного свидетеля. Коллегия сочла, что политик не заслуживает снисхождения.

Следствие полагает, что Сергей Фургал вместе с совладельцем компании «Миф-Хабаровск» Николаем Мистрюковым (признал вину, его дело выделено в отдельное производство. — BFM) был заказчиком всех трех преступлений, заплатив по 1 млн рублей за каждое. К реализации задуманного они привлекли Андрея Карепова, а тот — Марата Кадырова и Андрея Палея, входивших в одну из бригад тимофеевской ОПГ. Таким образом, обвинение считает Фургала заказчиком преступлений, Карепова — организатором, а Кадырова и Палея — исполнителями. Еще одному фигуранту дела — основателю банды, криминальному авторитету Михаилу Тимофееву по прозвищу Тимоха, — обвинение в организации расправ предъявили заочно на заключительном этапе следствия. Он объявлен в розыск.

Фургалу, Кадырову, Карепову и Палею в зависимости от роли вменяется покушение на умышленное убийство (ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 105) и убийство (ч. 2 ст. 105 УК РФ). Кроме того, Фургал и Карепов обвиняются в незаконном обороте оружия (ч. 3 ст. 222 УК РФ). Палей и Кадыров согласились на прекращение дела по этой статье (первый еще в ходе следствия, а второй — в начале процесса) за истечением срока давности. Фургал и Карепов на заседании суда 6 февраля от прекращения дела по данному пункту обвинения отказались. Однако прокурор в ходе слушания 8 февраля просил суд дело в этой части прекратить.

Несмотря на то что за убийство закон предусматривает вплоть до пожизненного лишения свободы, фигурантам самое суровое наказание не грозит, так как вмененные им преступления превышают 15-летний срок давности.

В ходе судебного процесса, который длился с 11 мая 2022 года в здании Мособлсуда, никто из подсудимых вину не признал. Фургал считает, что его оговорили. После ареста он связал свое уголовное преследование с хозяйственным конфликтом на заводе «Амурсталь», в результате которого доля бывшей жены Фургала Ларисы Стародубовой (следствие считает развод фиктивным) впоследствии стала близка к нулю. Защита утверждает, что вина фигурантов доказана не была. Адвокаты просили подсудимых оправдать. Дело слушается Люберецким судом Подмосковья, процесс является выездным и походит в здании Мособлсуда.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию