16+
Четверг, 1 декабря 2022
  • BRENT $ 85.07 / ₽ 5179
  • RTS1125.14
27 сентября 2022, 23:38 Политика

Военкоматы исправляют перегибы на местах. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В ряде регионов пришлось срочно вмешиваться гражданскому начальству, публично и показательно исправляя ошибки, есть уже первый пострадавший комиссар: отправлен в отставку военком Магаданской области, отмечает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Уже в нескольких регионах сообщили об успешном выполнении плана по частичной мобилизации. Так, глава Брянской области Александр Богомаз заявил 27 сентября о стопроцентном выполнении плана в регионе. Еще раньше, 25 сентября, о завершении мобилизации в Крыму сообщил глава региона Сергей Аксенов, который выразил благодарность тем, кто пришел в военкоматы. На следующий день о практически полном выполнении плана по призыву заявил губернатор Севастополя Михаил Развожаев, оговорившись, что идет замена ряда специалистов и разбор отдельных случаев со здоровьем призывников. Глава Якутии Айсен Николаев спрогнозировал, что мобилизация в республике может завершиться до 29 сентября. А в Москве отказались назвать сроки завершения мобилизации, поскольку такая информация не подлежит разглашению. В военном комиссариате столицы при этом заверили, что мобилизация в Москве проходит без «особой социальной напряженности». После объявления частичной мобилизации в Минобороны разъяснили, что по закону частичной мобилизации подлежат рядовые и сержанты до 35 лет, младшие офицеры до 50, а старшие — до 55 лет. Прежде всего призываться должны граждане, имеющие специальность танкиста, артиллериста, водителя и механика-водителя. Можно ли подводить предварительные итоги?

В самом начале частичной мобилизации Минобороны разъяснило, что эта кампания коснется лишь ничтожной доли от общего мобилизационного резерва — 300 тысяч человек из 25 млн. Говорилось и о том, какие именно военные специальности интересуют в первую очередь, о предпочтениях видеть в действующей армии тех, кто уже служил и имеет боевой опыт. Однако, как известно, в России практически ни одна массовая кампания не обходится без того, чтобы сразу же не начать балансировать на грани кампанейщины под влиянием административного восторга рьяных исполнителей, страждущих поскорее отрапортовать начальству. А также без того, что в свое время получило меткое сталинское определение «перегибов на местах». С тех пор сей термин никак не устаревает, поскольку существует тонкий баланс между скоростью мобилизации и качеством отбора резервистов.

И у людей, для которых все это стало, мягко говоря, большой неожиданностью, возникают дополнительные вопросы: а не являются ли спешные рапорты региональных начальников об окончании набора следствием веерной рассылки и вручения повесток тем, кто попался под руку, а не тщательной селекции? Особенно когда в пабликах массово тиражируются отдельные случаи призыва людей с превышением объявленного возраста или явно не годных по здоровью. В ряде регионов пришлось срочно вмешиваться гражданскому начальству, публично и показательно исправляя ошибки. Есть уже первый пострадавший комиссар: отправлен в отставку военком Магаданской области Сергей Барановский, который, как сообщил губернатор Сергей Носов, уволен «из-за ошибок во время частичной мобилизации». Речь как раз о вручении повесток людям, которые не подлежали мобилизации, согласно объявленным критериями Минобороны. Первым из губернаторов, кто заявил об ошибках военкоматов, стал глава Якутии Арсен Николаев, упомянувший, в частности, случаи призыва многодетных отцов. Всего с критикой ошибочных действий военкоматов уже успели выступить главы примерно 20 регионов.

Симптоматично, что к кампании критики «перегибов на местах», точнее военкоматов, оперативно и массово подключились провластные блогеры и пропагандисты, которые стали писать, что некоторые военкоматы «подставляют» верховного главнокомандующего, призывая белобилетников, не служивших, а также тех, кто попадает под бронь для ценных специалистов. Такими методами приходится гасить в том числе информационную волну от распространяемых в пабликах случаев, когда мобилизованным давали несколько часов на сборы, притом рекомендуя покупать необходимое снаряжение за свой счет.

Однако гасить сразу не всегда получается. И эффект от тех самых «перегибов на местах» сказался в том, что на сегодня из страны выехало в пожарном порядке, часто просто в никуда и без каких-либо шансов обустроиться, намного больше народу, видимо, чем успели призвать. Издержки для экономики могут оказаться больше, чем от отвлечения из нее некоторого числа мобилизованных.

Так, казахстанские власти подсчитали, что с 21 сентября в страну въехало около 100 тысяч россиян, в основном мужчин. Астана собирается ставить вопрос перед Москвой. Видимо, о барьерах на границе. В Грузии очередь на границе растянулась на десятки километров, воцарился полный хаос. Минобороны пришлось заявлять, что мобилизация не предполагает ограничений россиян в передвижении и планов вводить таковые нет. Да и объективной необходимости такой не было бы изначально, если бы на границу заранее поступили списки тех, кто подлежит призыву, а сами эти люди были бы уведомлены о временном запрете выезжать за границу. В начале ХХI века — это вполне доступные технологии. Списки такие, судя по всему, стали поступать лишь сейчас.

Запоздало и решение о предоставлении брони или отсрочки отдельным категориям работников. Критерии пишутся с ходу и на коленке. Предварительно ими никто не озаботился. Представители самых разных отраслей наперегонки спешат попасть в такие списки. Если освободили айтишников, и то каких-то особых — лицензированных, то почему не освободили пилотов гражданской авиации? Или почему забыли тех, кто ведет посевную или уборку урожая? Можно вспомнить и о тех, кто является ключевым персоналом предприятий с непрерывным производством, стратегически значимых компаний, системообразующих организаций, опасных производств и критических объектов инфраструктуры. Или чем хуже, скажем, просто фармацевты?

Создается впечатление, что мобилизационная система, созданная еще в «лохматые» советские годы и делающая упор не столько на цифровые технологии, сколько на бумажные носители и не очень знакомая с тем, что такое big data и как с ней бороться, проходит сейчас весьма полезный стресс-тест. Из которого уже постепенно начинает выходить. Стресс-тест выявил немало слабых мест, требующих оперативного исправления.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию