16+
Четверг, 1 декабря 2022
  • BRENT $ 85.07 / ₽ 5179
  • RTS1125.14
23 сентября 2022, 22:29 ПравоКриминал

Вынесение вердикта экс-сенатору Рауфу Арашукову не обошлось без драки в зале суда

Лента новостей

Два дня потребовалось присяжным, чтобы вынести вердикт по делу экс-сенатора от КЧР Рауфа Арашукова и пятерых его предполагаемых сообщников. В итоге обвинение в организации двух убийств и хищении газа на сумму 4,4 млрд рублей устояло. Эмоции в зале суда били ключом, не обошлось без драки

Рауль Арашуков и его сын, бывший член Совета Федерации РФ от Карачаево-Черкесии Рауф Арашуков (слева направо).
Рауль Арашуков и его сын, бывший член Совета Федерации РФ от Карачаево-Черкесии Рауф Арашуков (слева направо). Фото: Александр Щербак/ТАСС

В Мосгорсуде присяжные вынесли обвинительный вердикт по резонансному делу бывшего сенатора от Карачаево-Черкесской Республики (КЧР) Рауфа Арашукова, а также пятерых его предполагаемых соучастников. Они сочли доказанной вину политика в совершении ряда преступлений. В частности, в организации в 2010 году заказных убийств двух общественных деятелей. Также жюри пришло к выводу, что Арашуков и еще трое подсудимых входили в преступное сообщество, похитившее в 2010-2019 годах газ на юге России на сумму 4,4 млрд рублей. При этом двое из шести фигурантов были оправданы по одному из главных пунктов обвинения — в участии в преступном сообществе.

Заключительные слушания по громкому делу не обошлись без сюрпризов: на одном из последних заседаний, 21 сентября, по дороге в суд за нарушение правил дорожного движения сотрудники ГИБДД остановили одного из присяжных. Его пришлось заменить запасным. В итоге из 25 отобранных в начале процесса запасных членов коллегии к моменту вынесения вердикта остался только один. Многочисленные родственники подсудимых тут же усмотрели в этом «манипуляции» со стороны прокуроров.

Еще 21 сентября судья Елена Гученкова озвучила опросный лист из 117 вопросов. Затем два дня произносила напутственное слово. В нем она напомнила восьми присяжным фабулу дела и аргументы сторон.

Основные вопросы, на которые предстояло ответить жюри: имели ли место инкриминируемые преступления, причастны ли к их совершению подсудимые, виновны ли они или нет и заслуживают ли снисхождения. В последнем случае, предупредила судья, она не сможет назначить подсудимым срок, превышающий две трети от максимально возможного. «Закон строго разграничивает мою компетенцию как профессионала. Вы же не можете обсуждать квалификацию действий подсудимых и какое за это им может быть назначено наказание», — пояснила присяжным судья.

Вердикт коллегия, состоявшая из пяти женщин и трех мужчин, выносила в течение двух дней — 22 сентября и 23 сентября. Еще примерно три часа потребовалось старшине присяжных, чтобы зачитать его. В итоге заседание затянулось до семи вечера.

Организованное преступное сообщество и его «тренер»

В итоге присяжные сочли доказанным версию обвинения о том, что Рауф Арашуков, «не позднее» 2008 года вошел в преступное сообщество (ст. 210 УК РФ). Оно было создано еще в 1999 году его отцом, бывшим советником генерального директора ООО «Газпром межрегионгаз» Раулем Арашуковым, которого СМИ прозвали «газовым королем». На протяжении многих лет оно занималось хищением газа на юге России, в частности, создавая отдельные линии и занижая показатели потребляемого газа. В преступную организацию вошли руководители и ведущие сотрудники газовых подразделений юга России, многих из которых арестовали. Дело в отношении 14 фигурантов было выделено в отдельное производство и в настоящее время слушается Преображенским судом Москвы.

Первоначально следствие заявило о хищении у «Газпрома» газа на сумму более 31 млрд рублей. В окончательной же редакции фигурантам вменили хищение 4, 4 млрд рублей с 2010-го по 2019 год у шести филиалов «Газпром межрегионгаза».

Одним из показательных эпизодов стала кража газа (ст. 158 УК РФ), который потребляла гостиница «Адиюх-Пэлас», расположенная в ауле Хабез и принадлежавшая семье Арашуковых. С 2014-го по 2017 год ООО «Адиюх-Пэлас», как гласило обвинение, недоплатило «Газпром межрегионгаз Пятигорск» 8,3 млн рублей. Это было сделано благодаря газовой врезке и установке, понижающей давление, которая шла к ресторану и 11 домикам, рассказал на процессе прокурор Ярослав Недосекин. Он сравнил Рауля Арашукова с тренером футбольной команды, а участников преступного сообщества — с футболистами, выполнявшими его задачи. «Да, Рауль Турбиевич сам по полю не бегал и краны в байпасных линиях не открывал. Он организовал свою команду, криминальное сообщество, так, чтобы блестяще получать от этого доход», — заявил прокурор.

Также Арашукову-старшему вменялось девять эпизодов растраты (ч. 4 ст. 160 УК РФ). Два из них касались неправомерных выплат его родным и близким. Так, его жене Нелли Арашуковой, которая была оформлена начальником отдела кадров «Ставропольрегионгаза», было незаконно перечислено в 2012-2015 годах в виде зарплаты почти 2 млн 300 тысяч рублей. А одна из дочерей, Камила Агоева (она числилась советником главы «Ставрополькрайгаза»), с 2010-го по 2019 год незаконно получила почти 10,5 млн рублей. Обе на работе не появлялись. Агоева же вообще не выходила из декретов, родив после фиктивного трудоустройства пятерых детей. Родственницы сенатора покинули страну, их объявили в розыск.

Убийства и силовики

Однако основными эпизодами дела все же стали обвинения в убийствах (ст. 105 УК РФ) лидера молодежного движения «Адыге Хасэ» Аслана Жукова и советника экс-президента Карачаево-Черкесии Бориса Эбзеева Фраля Шебзухова. Последний, по версии обвинения, претендовал на пост председателя правительства республики. Жуков был застрелен киллером 14 марта 2010 года в машине на его собственной автомойке в Черкесске. На Шебзухова несколько злоумышленников напали с бейсбольными битами 12 мая 2010 года рядом с его домом в Черкесске. Когда он попытался убежать, его застрелили. По версии обвинения, оба убийства были организованы Рауфом и Раулем Арашуковыми. Мотивом стали опасения, что Жуков обнародует информацию о преступном сообществе «газового короля». Шебзухов же хотел занять пост председателя правительства КЧР. Арашуков якобы тоже претендовал на этот же пост и видел в Шебзухове конкурента. Согласно материалам дела, за убийство Жукова Рауф Арашуков расплатился 1 миллионом рублей и автомобилем Toyota Camry. А за Шебзухова он заплатил полмиллиона рублей.

Перед судом предстали также бывший исполняющий обязанности руководителя следственного управления СК России по КЧР генерал-майор запаса Казбек Булатов, его подчиненный, следователь Андрей Филиппов, а также начальник Центра по противодействию экстремизму республиканского МВД Тимур Бетуганов. Они, как утверждала прокуратура, препятствовали надлежащему расследованию убийств Жукова и Шебзухова, скрывая причастность к ним Арашуковых. Силовикам, в частности, вменили превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ) и участие в преступном сообществе.

Лишь один их шести подсудимых, бывший директор филиала ООО «Газпром межрегионгаз Ставрополь» в Минераловодском районе Гузер Хашукаев, согласился с обвинением в трех эпизодах растраты (ч. 4 ст. 160 УК РФ), а также в заведомо ложном доносе (ч. 2 ст. 306 УК РФ). Обвинение в участии в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ) он отверг.

Остальные фигуранты вину полостью отрицали. Отвергая обвинение в хищениях и создании преступной организации, Арашуковы отвергали и причастность к заказным убийствам.

Показания «киллера» и сомнительный биллинг

Вокруг этих пунктов обвинения, предполагающих наказание вплоть до пожизненного лишения свободы, и разгорелись основные баталии. Защита утверждала, что имеющиеся в деле доказательства не подтверждают, а, напротив, опровергают обвинения в адрес экс-сенатора. Стоит отметить, что много лет назад в убийстве Жукова сознался некий Расул Аджиев. Он заявил, что совершил убийство Жукова из-за девушки. Но в 2012 году Черкесский городский суд КЧР оправдал его в связи с непричастностью к преступлению. Приговор устоял в вышестоящем суде. Однако в 2018 году Аджиев оформил явку с повинной, сказав, что убил Жукова якобы по указанию Рауфа Арашукова. Заказ, по его словам, он получил через родственника сенатора Руслана Агоева.

Однако адвокат Арашукова Анна Ставицкая обратила внимание присяжных на то, что для оформления явки с повинной Аджиева привезли из ФСБ, а, следовательно, такое признание нельзя считать добровольным. Имеющиеся же в деле экспертизы и характер полученных Жуковым ранений и вовсе опровергали показания «киллера». Так, он никак не мог стрелять в свою жертву практически в упор снизу вверх через приоткрытую дверь машины из пистолета без глушителя, ведь в авто не нашли следов пороховых газов, сказала адвокат. По ее словам, если следовать выводам экспертизы, то в общественника, скорее всего, стреляли снизу вверх из пистолета с глушителем, а значит, все было не так, как сказал Аджиев. Кроме того, по мнению Анны Ставицкой, имеющийся в деле биллинг телефонных соединений «киллера» свидетельствовал о том, что он вряд ли за 12 минут успел добраться в плохую погоду на съемную квартиру в Черкесске, а затем отправиться за город в район села Ильичовское, чтобы распилить болгаркой на батарейках пистолет и выбросить его в Большой Ставропольский канал. В последнем случае телефонные соединения указывали, что если Аджиев и ездил за город, то совсем в другую сторону. Нелепым, по мнению защитницы, выглядели и слова предполагаемого убийцы о том, что он выбросил свою одежду в мусорный бак прямо рядом с домом.

Не подтвердились в суде и слова Аджиева о том, что предоставленная ему Арашуковым серебристая Toyota Camry, на которой он следил за жертвой, была оформлена на него до убийства Жукова. Оказалось, что нотариус заверил доверенность на управление Аджиевым транспортным средством только через несколько дней после случившегося — 23 марта. Свидетели также показали, что, Жуков заметил за собой слежку еще в 2009 году, следили за ним и два последних месяца до убийства. Это не вязалось с заявлением Аджиева о том, что он взялся исполнить заказ на убийство Жукова в течение недели.

«Раз он врет по обстоятельствам убийства, значит, он врет и во всем, в том числе и по поводу причастности [к нему] Рауфа Арашукова», — настаивала в суде Анна Ставицкая.

Без шансов на кресло премьера

Защита утверждала, что Аслан Жуков ничего не знал и не мог знать о хищении газа, а потому мотив убийства не выдерживает критики, как и «запасная» версия об убийстве из мести. Жуков, по словам прокуроров, якобы был убит за то, что опубликовал аудиозапись разговора с Рауфом Арашуковым. Она была сделана перед парламентскими выборами в республике, которые планировались осенью. По версии гособвинения, Арашуков якобы предложил Жукову помочь набрать ему политические очки. Представители его движения «Адэге-Хасэ» должны были штурмом взять горсовет Черкесска. Арашуков же, выступивший в качестве миротворца, занял бы пост премьера. Жуков отказался в этом участвовать, и вскоре его убили.

Однако, по словам адвокатов, в приобщенной к делу той самой аудиозаписи не было и слова об этих планах. Да и 24-летний тогда Арашуков не имел шансов занять пост премьера. Не было у него резона по этой же причине убивать и Фраля Шебзухова. Адвокаты отмечали, что кандидатура Арашукова не рассматривалась на пост премьера КЧР, его никто не выдвигал, а председателем правительства в итоге стал Мурадин Кемов.

«Поэтому Арашукову не было ни малейшего смысла убивать Шебзухова, чтобы занять должность председателя правительства КЧР, так как он на тот момент эту должность не занял бы ни при каких обстоятельствах», — указала Анна Ставицкая.

Впрочем, осужденный на восемь с половиной лет колонии Рустам Копсергенов в суде сознался, что именно Рауф Арашуков передал ему 500 тысяч рублей, правда, не за организацию убийства, а за избиение Шебзухова. Он просил его «проучить», но нападавшим показалось, что Шебзухов потянулся за пистолетом, и его застрелили. Четверо бандитов, которых подыскал Копсергенов, ранее получили сроки от 14,5 года до 19 лет колонии. По мнению защиты, Копсергенов пошел на сделку со следствием и оговорил Арашукова, чтобы добиться минимального наказания для себя за пособничество в убийстве, тогда как за организацию ему бы грозил пожизненный срок.

Вердикт и драка

Однако присяжные не поверили защите и семью голосами против одного сочли доказанной вину Рауля и Рауфа Арашуковых в организации двух убийств. Также в суде устояли и другие пункты обвинения остальных фигурантов. В частности, о наличии преступного сообщества и хищениях газа на сумму 4,4 млрд рублей. Однако двух фигурантов — следователя Андрея Филиппов и Гузера Хашукаева — присяжные участниками преступного сообщества (ст. 210 УК РФ, предусматривает наказание на срок до 20 лет колонии) не посчитали: четверо присяжных высказались за их виновность, а четверо — за невиновность. Поскольку по закону все сомнения трактуются в пользу подсудимых, они в этой части были оправданы.

Услышав такое решение присяжных, сестра подсудимого Тимура Бетуганова выбежала из зала, по дороге набросившись на Гузера Хашукаева с кулаками. Тот ударил ее в ответ. После этого зал суда покинули и родственники других подсудимых.

Обсуждение последствий вердикта состоится 28 сентября. Ожидается, что в этот день прокуратура потребует для подсудимых сроки. С учетом того, что присяжные сочли Арашуковых не заслуживающими снисхождения, это дает право обвинению требовать для них самое суровое наказание, вплоть до пожизненного лишения свободы.

Заслуживающим снисхождения по всем пунктам обвинения коллегия единодушно посчитала лишь Гузера Хашукаева. Его адвокат Анатолий Рудаков после процесса признался Business FM, что «очень доволен». Он не стал делать прогнозов, какое наказание грозит его подзащитному. «Запасаемся попкорном и будем ждать, недолго уже осталось», — сказал защитник.

Адвокаты Рауфа Арашукова воздержались от комментариев. А вот защищавший его отца Рауля Арашукова Владимир Постанюк заявил, что по-прежнему убежден в невиновности большинства подсудимых. «У меня нет сомнений, что их вина не была доказана и мы, защитники, были существенно ущемлены [в представлении доказательств], — сказал он. — Суд серьезно ограничивал нас в правах. Нам очень горько и обидно, что мы не смогли в полной мере донести до присяжных все, что хотели, и получилось то, что получилось. Суд не создал нам равных условий для того, чтобы в честном процессуальном поединке доказать невиновность подсудимых». Постанюк пообещал, что предстоящий приговор защита будет обжаловать. Сделать она это сможет лишь по процессуальным нарушениям.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию