16+
Воскресенье, 22 мая 2022
  • BRENT $ 112.91 / ₽ 6801
  • RTS1239.83
17 января 2022, 01:55 Политика

Россия — Запад: когда и во что материализуется «эскалация взаимных словесных угроз»? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Чтобы переговоры сдвинулись с мертвой точки, следует, очевидно, изменить ключевые заданные параметры самой ситуации. Быть может, чтобы стать лучше, ситуация вначале должна ухудшиться еще сильнее?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил фомичев/ТАСС

В интервью CNN представитель Кремля Дмитрий Песков указал на чрезмерную напряженность на российско-украинской границе. Американская сторона заявила, что Москва может сфабриковать предлог для нападения на Украину. Накануне The New York Times сообщила, что в ходе консультаций с США и НАТО представители России допустили, что, если Запад не выполнит требования Москвы по гарантиям безопасности, страна может разместить ядерное оружие недалеко от американских границ. По данным газеты, речь не о прямых заявлениях, а о «намеках» на размещение ядерных ракет недалеко от берегов США, в пяти минутах подлета. Как ситуация может развиваться дальше?

На прошлой неделе переговоры зашли в тупик, и Москва ждет от Запада письменных ответов по всем пунктам на свои предложения. Замгоссекретаря США Виктория Нуланд уверяет, что такой ответ готовится. Возможно, Вашингтон просто тянет время, уверовав в собственный сценарий, согласно которому русские если и будут нападать на Украину, то только зимой, а потом их танки увязнут в грязи. При этом Москва долго ждать не намерена, но свои угрозы на случай отказа тоже не конкретизирует. Какая из сторон тут блефует и блефует ли вообще, мы можем только гадать.

Вряд ли ответ Вашингтона будет содержать какие-то уступки Москве. При этом та же Нуланд упомянула «18 вариантов» ответов на дальнейшие возможные действия России, что косвенно свидетельствует о том, что у Вашингтона нет точного представления, на что именно ему придется отвечать. С другой стороны, всякая неопределенность и игра на повышение хороши до поры до времени. С какого-то момента перенервничавший и заведенный собственным угрозами оппонент может так «психануть», что станет совсем не до переговоров.

Судя по всему, дополнительная неделя взята обеими сторонами не столько для уточнения своих переговорных позиций, которые выглядят несовместимыми, сколько для проработки уже конкретных мер противодействия противнику. Идущая на уровне риторики «эскалация слов» не может продолжаться еще хоть сколь-либо длительное время. Еще пара недель — и начнется уже девальвация произносимых угроз. Сейчас каждая из сторон, видимо, ждет, что противник раскроется первым, чтобы нанести ответный удар.

Запад во главе с США не видит оснований уступать России, считая ее заведомо слабой, технологически отсталой и несопоставимой с ним по экономической мощи. Однако даже в этом случае следует вспомнить старый термин, появившийся еще на заре эпохи взаимного ядерного сдерживания. У СССР долгое время ведь отсутствовал ядерный паритет с Америкой, однако тамошнее руководство уже в 1950-х годах считало нашу страну способной нанести тот самый неприемлемый ущерб, поскольку советская авиация обладала способностью донести ядерный боезаряд до Америки, пусть даже при полете в один конец.

Судя по всему, в Москве не считают «неприемлемым ущербом» уже обозначенные Америкой возможные санкции. В том числе блокирующие в отношении ведущих банков с отсечением их от SWIFT, а также в отношении добывающих компаний. Предыдущие санкции, как признают сами американцы, не нанесли экономике России «неприемлемого ущерба» и никак не изменили ее поведение. Новые санкции и последующий за ним разрыв отношений с США еще сильнее приблизят к тому пределу, когда любые новые ограничения будут полностью бессмысленными. В том числе девальвируя такое оружие в руках Америки. Возможно, чтобы это понять, США надо будет довести все это до логического конца. Попутно развязав руки оппоненту, которому уже будет просто нечего терять.

При этом попытка отсечь Россию полностью от экспорта нефти и газа и финансовых расчетов может оказаться тем самым неприемлемым ущербом для всей мировой экономики, и прежде всего европейской. Заместить быстро десятую долю всей мировой добычи нефти и треть потребляемого Европой газа будет невозможно. В Москве понимают, что воевать непосредственно своими силами за Украину НАТО не станет. Но ее будут вооружать. Чем дальше, тем больше, посему вопрос принципиально «с Украиной» надо решать быстрее.

Чтобы переговоры сдвинулись с мертвой точки, следует, очевидно, изменить ключевые заданные параметры самой ситуации. Обозначить новые позиции и задействовать новые аргументы. Проще говоря, чтобы стать лучше, ситуация, видимо, должна стать сначала еще сильно хуже. Конечно, хочется верить в хэппи-энд. Вдруг случится что-то такое, скажем, неожиданный контакт на самом высшем уровне, который совершит прорыв, и все будут счастливы и довольны. Но так бывает только в кино. Притом не в нашем, а в голливудском. Кто-то скажет, что вся нынешняя международная политика — это вообще сплошное «кино» и один большой инфотеймент на потеху недалекой публике. Неужели это и есть главная надежда текущего момента?

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию