16+
Пятница, 7 августа 2020
  • BRENT $ 45.13 / ₽ 3328
  • RTS1271.43
17 июня 2020, 11:48 ОбществоМедицина
Актуальная тема: Пандемия коронавируса

Глава ВОЗ заявил о «научном прорыве» в лечении коронавируса. Что о дексаметазоне говорят врачи?

Лента новостей

Тедрос Гебрейесус сообщил, что британские медики подобрали препарат, который серьезно помогает тяжелобольным пациентам с COVID-19

Фото: Yves Herman/Reuters

Обновлено в 12:35

Глава ВОЗ заявил о «научном прорыве» в лечении коронавируса. Тедрос Гебрейесус сообщил, что британские медики подобрали препарат, понижающий смертность среди пациентов на ИВЛ на одну треть, а среди больных, находящихся на кислородной поддержке, на 20%.

«Это первое лекарство, которое показывает такое снижение смертности среди пациентов с COVID-19. Это отличная новость, и я поздравляю правительство Великобритании, многие больницы и пациентов в Великобритании, внесших вклад в достижение этого научного прорыва, который спасет жизни», — заявил глава ВОЗ.

Препарат известен с середины прошлого века, но до сих пор его применяли, в том числе и российские медики, как противовоспалительное средство. Дексаметазон был разработан в 1950-х годах. Его используют при лечении широкого ряда заболеваний, включая ревматизм, астму, аллергию и последствия химиотерапии при онкологии. В Великобритании препарат стоит до 5 фунтов — это чуть более 400 рублей за курс лечения, сообщают ученые, в России упаковка ампул стоит около 300 рублей.

Проект Recovery, изучающий эффективность дексаметазона в борьбе с коронавирусом, проводился при Оксфордском университете. Исследования начались еще в марте, в них участвовали более 11 тысяч пациентов. Дексаметазон помог снизить смертность больных на аппарате ИВЛ с 40% до 28%, а среди больных на кислородной терапии — с 25% до 20%.

По словам руководителей проекта, если бы дексаметазон начали использовать в начале пандемии, только в Великобритании можно было бы спасти до 5 тысяч человек. Отмечается, что препарат помогает только тяжелобольным пациентам с проблемами дыхания. В лечении людей с легкой формой заболевания он бесполезен.

Премьер Борис Джонсон заявил, что теперь этот препарат будет доступен в учреждениях национальной службы здравоохранения Великобритании. Но, как отмечает The Financial Times, исследование еще не опубликовано в научном журнале — эксперты считают, что радоваться еще рано.

Эффективность дексаметазона для помощи тяжелобольным пациентам с коронавирусом для российских врачей не новость, отметил директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов.

Николай Беспалов директор по развитию аналитической компании RNC Pharma «Это только если для британских ученых новость. Препарат нашим российским Минздравом включен в рекомендации для лечения COVID-19 еще в апреле. Так что препарат этот давно использовался и используется в настоящее время, в том числе для лечения коронавируса. Как он действует, тоже всем понятно. Препарат обладает иммунодепрессивным действием, что предотвращает развитее цитокинового шторма и помогает стабилизировать состояние пациента. Препарат в России производится. Субстанция, если мне память не изменят, не производится у нас в стране. Препарат очень старый, очень хорошо известный со всех сторон, в том числе в отношении всевозможных противопоказаний и так далее. Препарат достаточно дешевый, что делает возможным его массовое применение».

Дексаметазон входит в список жизненно важных препаратов. Он производится в основном за рубежом, но среди российских производителей встречается АО «Вектор-Медика» — структура Новосибирского научного центра, крупнейшего в России поставщика ПЦР-тестов на коронавирус.

По опыту российских медиков, дексаметазон помогает спасти человека в тяжелом состоянии, но не лечит коронавирус. Не стоит бежать и запасаться этим лекарством, замечает главный врач клиники «Твой доктор» Татьяна Романенко.

— В отношении глюкокортикоидов всегда строгие показания. Мы их назначаем тогда, когда нужно подавить избыточную реакцию иммунной системы, потому что любые глюкокортикоиды, к которым относится дексаметазон, обладают иммуносупрессивным действием. Поэтому пациентам, у кого есть показания для назначения гормонов, их назначают. Но есть и другие данные, что назначение глюкокортикоидов повышает риск развития бактериальных осложнений, которые неизбежно могут возникнуть при любой вирусной инфекции, в том числе при коронавирусной инфекции. Я думаю, мы пока не можем говорить о том, что назначение глюкокортикоидов, и в частности дексаметазона, может снизить смертность при вирусной пневмонии, к которой относится ковидная пневмония.

— То есть в России сейчас он не используется для лечения коронавирусных больных?

— В России он используется и всегда использовался тогда, когда нужна стабилизация состояния пациента, то есть строго по показаниям. Все глюкокортикоидные гормоны мы не назначаем. Когда мы говорим о тяжелых случаях, это совсем другая история. Это уже реанимация. В крайне тяжелых состояниях пациента мы подключаем и гормоны, и еще массу других препаратов, которые в обычной жизни мы бы вообще не подключили. В реанимации лечение идет чисто симптоматическое, потому что мы должны в первую очередь снизить смертность. Мы назначаем и дексаметазон, и многие другие препараты, которые еще не прошли соответствующей клинической апробации. Сегодня у нас один чудодейственный препарат, завтра — другой. Пройдет еще какое-то время, и мы сможем этот опыт обобщить, обменяются ученые и врачи практикующие всех стран, появятся определенные алгоритмы, которых мы будем придерживаться при лечении вирусной пневмонии, вызванной данным возбудителем.

Управление по контролю за продуктами и лекарствами США 15 июня исключило из списка одобренных для лечения коронавируса препаратов гидроксихлорохин — еще одно лекарство, которое считалось перспективным в борьбе с COVID-19.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию